Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Простаки на Алтае, день четвертый - 2

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

Южнее некуда
Ехать совсем недалеко, но дорога всё хуже и хуже. Особенно рискованна пара узких отрезков, напоминающих тот, что мы миновали на пути к Ороктойскому мосту: с одной стороны - обрыв, с другой - отвесные скалы. Только там поверхность тракта была еще куда ни шло. Здесь же она представляет собой такие колдобины, которые заставляют усомниться даже в устойчивости Кукурузера.
Иван снова нервничает и просит Дениса держаться подальше от обрыва. Проблема в том, что на этой дороге данная просьба невыполнима. Левый борт Кукурузера и так почти скребет по скалам, тогда как его правые колеса едут по краю пропасти. Здесь на машине даже с пешеходом разминуться сложно, не говоря обо всём, что шире него.
Снова нам везёт не встретиться ни с одним автомобилем. Кукурузер, к чести своей, выдерживает и это испытание. И вывозит нас на поляну, где могут оставить машину все те, кто намерен продолжить путь до Бельтертуюка пешком.
Мы - как раз такие желающие. Нам хватает одного взгляда на идущую туда, всё ту же узкую дорогу, чтобы не искушать фортуну. До сей поры она избавляла нас от встречных машин на краю обрывов. А в любом везении главное, вовремя остановиться. Или хотя бы сделать передышку, ведь нам еще предстоит обратный путь по тем же опасным местам.
- Да, где-то полкилометра до водопада, не больше, - заверяет нас бабушка-туристка, только что вернувшаяся на автостоянку со своим дедушкой. На поваленной табличке у дороги указано то же самое расстояние.
Ладно, оставляем Кукурузер остывать, а сами шагаем к южной, конечной точке Чемальского тракта.
Шагаем подозрительно долго, пусть даже дорога идет под уклон. В итоге видим, что и бабушка, и табличка нас обманули. Причем намного. На поверку выходит, что до Бельтертуюка не полкилометра, а все полтора.
Я ругаю лживую табличку, Иван - бабушку. И он прав больше. Даже если бабушка сообщила нам информацию с таблички, неужели ей, да еще в таком возрасте, было трудно определить, сколько она отмахала туда-обратно - километр или целых три?
Кого ругает Денис, неизвестно. Он как обычно мчится вперед и скрывается за поворотом.
Обращаем внимание на срез горного склона, образовавшийся при прокладке дороги. Любопытно: под поверхностным слоем почвы находится толстый слой песка, перемешанного с речной галькой. По всем признакам, когда-то это было речное дно. Вопрос в том, когда именно. Сегодня Катунь протекает на полторы сотни метров западнее и на полсотни метров ниже этого уровня. Как долго она прокапывала себе русло такой глубины? Века? Или тысячелетия?
На том берегу реки горный склон пологий и исполосован странными однородными канавами. Так, словно полвека назад на нем вырезали короткую гигантскую надпись. Но со временем канавы обвалились, заросли травой и буквы попросту стерлись.
- Интересно, что там могли написать? - озадачиваюсь я. - Слава КПСС?
- Там было написано «Идите нахуй»! Это послание куюсцам от дорожных строителей, которым тоже наврали и заплатили всего за полкилометра дороги, - ворчит Иван, расстроенный тем, что нас так вероломно обманула интеллигентная старушка.
Мы ошиблись с расстоянием, это верно. Зато не ошиблись с тактикой. Пока ковыляем к водопаду, встречаемся с двумя машинами, причем одной грузовой. Не знаю, как мы разъехались бы с ними, но так мы по крайней мере сэкономили себе нервы.



Мокрое место
Бельтертуюк выглядит куда солиднее водопадика в Че-Чкыше. И хоть вода здесь падает не отвесно, а по двум каскадам, зато они длинные, и поток раза в три мощнее. Обрушившись с гор, вода еще десяток метров несется по каменистому пляжу. А затем впадает в Катунь, разве что, в отличие от реки Чемал, сразу же растворяется в катунской голубизне.
Место не только красивое, но и уникальное. Первый каскад зажат в очень узкой расщелине. Затем бурлящая речка пересекается с дорогой, где для воды пробито углубление, перекрытое деревянным мостом. По нему можно проехать на автомобиле, но смысла в этом нет. За мостом автодорога кончается, разделяясь на две тропы. Одна из них идет в горы по речному ущелью, а другая - дальше на юг, вдоль берега Катуни.
Второй каскад водопада короче, но шире - это уже береговой склон Катуни. К месту слияния рек можно спуститься по крутой тропе. Что я, кряхтя, и делаю после того, как фотографирую Бельтертуюк с моста. Хотя внизу виды не столь интересные. К тому же под мостом много древесного мусора - то ли останки старой переправы, то ли отваливающиеся куски нынешней.
Нахожу на галечном пляже ржавую гильзу калибра 7,62 - не то от автомата, не то от охотничьего карабина. Сувенир, честно говоря, невзрачный, поэтому, вернувшись на мост и показав гильзу Ивану, снова бросаю ее в реку. Само собой, не забыв стереть отпечатки пальцев... шутка. Затем перехожу на другой берег водопада, к развилке троп.


Collapse )

ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ...

Простаки на Алтае, день четвертый

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

День четвертый

Туманы мои, растуманы
Фантазия у нас небогатая. Отказавшись от похода в музей, решаем отправиться вчерашней дорогой еще дальше на юг. Мимо Еланды, в сторону Куюса. Дорога там уже не асфальтовая, но это еще лучше. Хуже дорога - меньше машин, меньше машин - меньше народу, а чем меньше народу, тем приятнее виды и фотоснимки.
Утро снова хмурое, но только не для нас. Миновав уже неинтересную нам штольню за Еландой, дальше едем не спеша, часто останавливаясь и наслаждаясь пейзажами. Днем такого Алтая, как сейчас, не бывает. Туман все время движется, и виды одних и тех же гор меняются за считанные минуты.
Разглядывать, что прячется за белой пеленой, тоже занятно. Незнакомая гора в тумане столь же загадочна, как красивая женщина за плотной вуалью. Однако через час выглядывает солнце, наши «красавицы» сбрасывают туманные вуали и теперь позируют нам безо всякого стеснения. Почему бы и нет, раз они могут себе это позволить.
Не знаю, к какой категории отнести наш туризм, и я в конце концов обзываю его медитативным. Дух истинной свободы: иди, куда хочешь, делай, что хочешь - само собой, в рамках закона. А не хочешь никуда идти - садись на камень и рассуждай о вечном, созерцая вечные горы. Они повидали Ледниковый период и тебя-то уж точно переживут не на одно тысячелетие.



Клуб скалолазов имени отца Федора
За Еландой дорога какое-то время идет в восточном направлении, и там мы обнаруживаем еще одну пещеру. На сей раз обычную, не окультуренную и без билетной кассы. Как и пещера шамана в Че-Чкыше, эта дырка тоже располагается высоковато, и к ней надо подниматься по крутой тропе. Так почему бы не сходить, тем более, что мы еще не устали и полны энергии.
Вблизи пещера оказывается интереснее, чем при взгляде с дороги. Перед входом в нее образовались естественная арка и терраска с нависающим над ней скальным козырьком. Монументально! Кабы не вездесущие осквернители, что годами пакостили на арке и в пещере, она могла бы стать отличной натурой для исторического или фантастического кино. Какие-нибудь питекантропы или эльфы с луками смотрелись бы тут вполне органично.
Сама пещера неглубока, с низким потолком, а на последних метрах и вовсе сужается. Свет фонарика добивает до ее конца, но Денис все равно садится на корточки и идет вприсядку утолять свое спелеологическое любопытство (неудобно, но ползать на коленках слишком грязно). На это ему хватает пары минут, поскольку смотреть в пещере особо не на что. Художники в эпоху неолита здесь не жили, и среди вандалов таких не нашлось.
Однако когда мы собираемся возвращаться, тут-то горы и показывают нам всё свое коварство. То самое, жертвой которого стал ильфо-петровский отец Федор.
Дело в том, что последние метры до арки надо взбираться по гладкой скале, где почти нет уступов. Их хватает, чтобы подняться наверх, но вот при спуске ноги внезапно оказываются на предательски скользкой поверхности. Где стоит потерять равновесие, и ты покатишься кубарем к подножию не по мягкой травке, а по острым камням. Метров двадцать, а то и больше.
Денис, чья скалолазная хватка давно всем очевидна, спускается без проблем даже в босоножках. А я уже мешкаю. Согласен, полезно для остроты ощущений побыть иногда в шкуре укравшего колбасу отца Федора. И все же шутки шутками, а камни внизу отнюдь не бутафорские, о чем я помню ежесекундно.
После коротких раздумий нахожу-таки способ перебраться через ловушку с минимальным риском, хотя и с некоторой утратой гордости. Но других свидетелей кроме Дениса и Ивана поблизости нет, и я сползаю по скале на заднице, благо та - не задница, а скала, - достаточно гладкая и чистая.
- Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены, - бормочу я, спускаясь в стиле уже не отца Федора (сам он, помнится, на это так и не отважился), а Человека-паука. Естественно, с поправкой на мою медлительность, избыточный вес и неумение стрелять паутиной из рук.
Иван испытывает те же трудности, что и я. Но мой «супергеройский» метод их преодоления ему не по нраву. Поэтому он идет своим путем - спускается на четвереньках. Медленно, но верно - единственно правильная тактика скалолазания в нашем не слишком молодом возрасте.
Денис тем временем убегает куда-то наверх по тропке, что не заканчивается у пещеры. Идем за ним, надеясь, что больше не угодим ни в какую ловушку.
Дальше по тропе есть еще пещеры, такие же карликовые, только их туристы посещают заметно реже. Оно и понятно - здесь уже нет той «киногеничности», что в пещере с аркой и террасой. Это - обычные дырки с растущим вокруг кустарником, хотя Денис не упускает шанс сунуть нос и в них. После чего поднимается еще выше, на соседний утес.
Иван машет рукой - да ну вас на фиг! - и ковыляет вниз, но я все же добираюсь до того утеса. Где топчусь минут пять, глядя, как не ищущий легких путей Денис спускается уже не по тропе, а по склону, перебираясь с уступа на уступ. Завидую, что не могу так же. Поэтому возвращаюсь к машине проверенной дорогой. Не спеша и глядя под ноги - споткнуться или подвернуть лодыжку здесь проще простого.



Collapse )

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Простаки на Алтае, день третий - 2

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

Катунь: вид сверху
На обратном пути заходим на смотровую площадку. Она оборудована на плоской вершине придорожной горы, но подняться на нее можно только из ущелья.
Тут просторнее, чем на утесе у Пирамиды Золотого Сечения. Да и повыше, даром что сюда легче взбираться. И у Пирамиды подходить к кромке обрыва было страшновато, а здесь это и вовсе настоящий тест на высотобоязнь. И ни там, ни здесь нет никакого ограждения. С одной стороны, это дает туристам бодрящую остроту горного приключения. Но с другой, сюда же водят детей, а им сорваться с неогороженного обрыва куда легче, чем взрослым.
Долина Катуни и горы на другом берегу видны, как на ладони. Домики в кемпинге - не крупнее булавочной головки. Дорога вдоль реки - все равно что изогнутая проволока. Сама река кажется чуть шире спичечного коробка, хотя здесь ее ширина не менее двухсот метров. А где там тот ловец хариуса? О, его отсюда и не видно. Даже ждущий нас внизу Кукурузер выглядит... нет, не игрушечным, а миниатюрным. Таким, что уместится на ногте большого пальца, где еще и свободное место останется.
Взирая с горы на южные окрестности Чемала, гадаем, как быстро мы можем спуститься со склона к автостоянке напрямик. Явно быстрее, чем нам того хочется - если кубарем, то секунд за тридцать-сорок. Одно плохо: нельзя управлять машиной, заниматься туризмом, и вообще наслаждаться жизнью с переломанными костями и шеями.
Нет, спасибо, мы лучше сойдем к подножию по старинке, знакомой обходной тропой. Это дольше, зато надежнее.



Катунь: вид сбоку
Доковыляв до Кукурузера, пьем минералку и смотрим на часы. Можно рвануть обратно в Чемал, но чем заниматься остаток дня? Еще утром мы решили заказать в усадьбе баню, но это планы на вечер, а до него далеко. И если уж выбирать, где нам массировать усталые ноги, то лучше делать это, сидя на природе, у Катуни, чем в коттедже.
После короткого совещания катим по берегу дальше на юг - с горы в той стороне тоже открывались дивные пейзажи.
Доезжаем до Еланды, где напрочь отсутствует мобильная связь. Минуем деревню, а затем фундамент Катунской ГЭС, чье сооружение было заброшено еще до развала СССР. Проскакиваем мимо каких-то больших дыр в придорожной скале. Что это было? Ладно, на обратном пути посмотрим. Чуть дальше обнаруживаем слева по борту в горе бетонную арку - вход не то в пещеру, не то в шахту. А справа - маленькая речная заводь и песчаный пляж.
Этого уже достаточно, чтобы сделать остановку. Останки ГЭС большого любопытства не вызывают - просто торчащие из воды, здоровенные бетонные глыбы, вот и всё. Окультуренная дырка в горе выглядит интереснее. Никто ее не охраняет, но будка у входа стоит. Она - верный признак того, что в сезон там берут деньги за посещение. А значит эта пещера глубже и просторнее скальных ниш Че-Чкыша.
Вот только чтобы в нее попасть, надо взбираться по крутому склону, а мы сегодня вдоволь напрыгались по «козьим тропам». Зато до пляжа рукой подать. Вдобавок, несмотря на ходящие по небу тучи, всё еще тепло, и река журчит так успокаивающе...
- К черту всё. Я пошел купаться, - заявляю я. - Нельзя так просто взять и не нырнуть в Катунь на Алтае. Вчера мы сдрейфили, но сегодня вы меня не остановите.
Денис и Иван меня поддерживать не желают, но вставать между мной и рекой не намерены. Правда, к пещере тоже не спешат. Иван посматривает на людей, что в этот момент к ней поднимаются. Хочет расспросить их, когда они вернутся, и уже потом решать, стоит нам туда соваться или нет.
Разуваюсь, закатываю штаны и брожу по мелководью. Жду, когда с пляжа уйдут туристы с фотоаппаратами. Не хочется портить им живописные кадры своим присутствием. Тем более, что придется лезть в воду в семейных трусах, ведь плавки я с собой, естественно, не захватил.


Collapse )

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Простаки на Алтае, день третий

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

День третий

Благородные доны спешат на помощь
Злобные библиотекарши, похоже, уехали. А иначе они устроили бы нам повторный разнос, ведь прошлым вечером мы не горели желанием облагородить свой лексикон. Да и наутро он мало чем отличается от вечернего.
Испытываю нетипичное желание съесть на завтрак «доширак» - опять, что ли, происки насыщенного кислородом воздуха? Закидываю вслед пару сосисок, выпиваю кружку чая и всё - готов к новым свершениям.
Как там пел Высоцкий: «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал»? Наши интересы значительно шире. К горам в этой песне мы можем добавить иные окрестные достопримечательности. Например ущелье Че-Чкыш, оно же ущелье Горных Духов, находящееся километрах в двадцати к югу от Чемала. Туда мы и нацеливаемся в первую очередь.
Однако в наших планах возникает неожиданная отсрочка.
Прежде чем отправиться на юг, заезжаем в центр за водой и сигаретами. Но когда, загрузив покупки в Кукурузер, рассаживаемся по местам, я замечаю выезжающий с парковки джип со спущенным задним колесом.
- Надо думать, чувак знает о своей проблеме, - замечаю я, указывая на бедолагу.
- Ой, не похоже! - восклицает Иван. И, выскочив из машины, бежит вдогонку за джипом, пока тот не выехал на дорогу.
Догоняет.
Водитель джипа и правда не в курсе постигшей его беды. Этот мужик лет тридцати напоминает эксцентричного героя в исполнении Вуди Харрельсона из фильма «2012». У него такой же наряд а ля «современный хиппи» и такое же взбалмошное поведение. То, что это турист - вне всяких сомнений, ибо он похож на чемальца еще меньше, чем мы.
Казалось бы, обычная дорожная ситуация - прокол колеса. Но для «Вуди» (я не запомнил его имени, хотя он представился) это сущая трагедия. Он заехал в магазин купить жене цветы на день рожденья, и вдруг - катастрофа! Вдобавок он подозревает, что стал жертвой какого-то мстителя, пропоровшего ему ножом колесо за то, что он якобы криво припарковался.
Успокаиваем его, ведь он неправ. Если здесь и водились подобные хулиганы, их давно утопили в Катуни сами же односельчане - дабы те не портили Чемалу репутацию и не вредили турбизнесу.
С запаской у «Вуди» какие-то неполадки, и мы предлагаем добросить его до ближайшей автомастерской. Тем паче, он наш земляк - еще одна причина ему помочь. Хотя для нас встретить на Алтае земляка не редкость - пожалуй, две трети туристов приезжают сюда из Новосибирска.
Бедолага соглашается. Довозим его сначала до гостиницы, где он вручает цветы жене, а потом едем в СТО. Там его горю могут помочь, только у них нет эвакуатора. Везите, говорят, колесо - заклеим, а иначе никак.
Ладно, возвращаем нового знакомого к его машине. Но прежде чем откручивать колесо, пробуем его накачать. Как знать, может, оно спускает не так быстро, и «Вуди» успеет доехать на нем до мастерской?
Земляку снова везет. Все-таки дыра в колесе - обычный прокол, а не бандитский порез, и за пять минут оно не спустит. Накачиваем колесо и прощаемся. Растроганный и смущенный «Вуди» предлагает заплатить за беспокойство. Однако три «благородных дона» не в настроении говорить о деньгах в столь прекрасное утро. Отказавшись от награды, они желают земляку удачи. После чего уезжают на юг с чувством исполненного долга и в поисках новых приключений...


Никаких хариусов!
На самом деле утро не столь уж прекрасное. Верхушки гор затянуты туманом, воздух после ночного дождя пропитан сыростью, а по небу ходят тучи, того и гляди обещая пролить на нас новый дождь. И даже Катунь без солнца голубеет как-то неправильно, не сказать мрачно.
Доезжаем до поворота на Че-Чкыш. Его не пропустишь - здесь еще наблюдается остаточная туристическая жизнедеятельность. У дороги стоит передвижная закусочная, ниже на берегу работает кемпинг, а на автостоянке взимают плату за парковку.
Какой-то мужик в резиновых сапогах приглашает отправиться на лодке за хариусом. Нас с Денисом рыбалка не волнует, даже выпрыгивай этот хариус из воды прямо нам в руки. Мы уважаем лишь ту рыбу, которая не трепыхается, а ведет себя спокойно и пахнет дымком, какой и положено быть закуске к пиву. Но Иван проявляет внезапный интерес, пускай в Тогучине рыбная ловля и не входит в список его хобби.
Впрочем, поглядев на наши кислые рожи, он тоже быстро остывает к удочкам, лодке и хариусу. Поворчав для проформы, он вновь голосует за наш план «А», что должен гнать нас в противоположном направлении от реки - в горы. Ведь тот, кто лезет в горы по утрам, тот поступает мудро, разве не так?
- Не пропустите пещеру шамана. Если бросить туда монетку и загадать желание, оно непременно сбудется. Проверено! - напутствует нас добросердечный рыболов. Судя по тому, что отказ Ивана его не огорчил, он еще найдет сегодня любителей осеннего клёва.
Из ущелья Че-Чкыш вытекает одноименный ручей. Пройдя вверх по течению, мы натыкаемся на забор, оберегающий территорию от безбилетников. Хотя с трудом верится, что такие здесь бывают. За билет просят всего пятьдесят рублей с человека - да мы за стоянку Кукурузера отдали в два раза больше!


Collapse )

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Простаки на Алтае, день второй - 2

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

Играй, Гармония!
Во время обеда смотрим на небо и замечаем тучки. Кажется, прогноз не лжет и к вечеру погода испортится.
- Надо идти к Пирамиде прямо сейчас, - решительно заявляю я. - В дождь нас туда вряд ли пустят. А если пустят, ничего же сверху из-за дождя не разглядим...
Еще вчера мы заметили на одном из утесов, под которыми жили, остроконечное сооружение зеленого цвета. Определить, что это такое, снизу не удалось, и я пошел наводить справки.
- Это - Пирамида Золотого Сечения, - ответила администратор усадьбы на мой вопрос. - Энергетический центр и заодно смотровая площадка. Можете сходить, если желаете. Там красиво.
Еще бы мы не желали!
- И что за энергия собрана в том центре? - попросил я уточнения.
- Ну... вы же, поди, знаете про целебную космическую энергетику и все такое, - Администратор слегка растерялась. - А Пирамида как бы ее в себя вбирает. Очень полезное для здоровья место.
- Понятно, - кивнул я, не намереваясь ставить бедную девушку в тупик дальнейшими расспросами. Видно, что ей самой эта дребедень по барабану. Как собственно, и нам. Но посмотреть на Чемал с горных высей, да еще за смешные сто рублей с носа, мы завсегда рады.
Восхождение в зону «космической энергетики» назначено сразу на после обеда. Откладывать нецелесообразно - а вдруг дождь? Идти, однако, предстоит лишь мне и Денису. Иван пасует. Боится, что не сдюжит. Сегодняшние походы его изрядно вымотали, а к Пирамиде надо взбираться по крутой лестнице из четырехсот сорока ступеней.
Я к этому часу тоже не в лучшей форме. Но все-таки бинтую колени, беру бутылку с водой и шагаю с Денисом на очередной скалолазный подвиг.
Участок земли у подножия горы, откуда вверх уходит лестница - частный. Естественно, огороженный. Свободно туда не попасть, и окольных путей, как на ГЭС, тут нет. Платим деньги и заходим. Задираем головы и оцениваем лестницу - да, приличная высота. Но туристы, спускающиеся навстречу, не выглядят запыхавшимися, и это нас подбадривает.
Перед восхождением изучаю информационный стенд. Читаю текст, поясняющий, что ждет нас наверху. Поражаюсь тому, как много в нем слов с прописной буквы: Золотое Сечение, Пирамида, Гармония, Пространство, Среда Обитания, Добро, Мир, Гордыня, Зло, Человечество, Человек... Или вот еще любопытные выражения: «резонанс мыслеформ», «взаимная патогенность Человека и бактерии»...
Всё ясно. Там, где слово «Гармония» упоминают в каждом втором предложении, да еще с заглавной буквы, вчитываться в смысл текста нет нужды. Обычная лапша для развесистых туристических ушей. А как без нее? Плох тот продавец экскурсионных услуг, который не подводит под свой товар теоретическую базу, будь то красивая легенда или подобная ненаучная фантастика.


Лестница в небо
Но до точки резонанса наших мыслеформ надо еще докарабкаться. Четыреста сорок ступеней - не шутка. Приступаю к штурму. Более легкий и шустрый Денис сразу убегает вперед. Я же плетусь с крейсерской скоростью, стараясь беречь силы, поскольку все еще сомневаясь, что одолею этот маршрут.
Часто оборачиваюсь и гляжу, как меняется окружающий вид.
Вот я стою наравне с верхушками растущих у подножия сосен, а вот, через полсотни ступенек, гляжу на них свысока. Вот уже из-за деревьев виден Чемал. А вот вдали заблестела Катунь. Горизонт вроде не расширяется, но за дальними горами, что видны из усадьбы, начинают проглядывать вершины гор, находящихся еще дальше за ними. И долина Чемала мало-помалу разворачивается передо мной во всей своей красе, будто зеленая скатерть, разве что застеленная неаккуратно, со складками.
Хорошо, что есть перила. Без них на такой высоте было бы жутковато. Даже с перилами у меня от непривычки слегка кружится голова. И я, боясь упасть, сажусь на ступеньки, когда фотографирую окрестности.
Кряхчу, обливаюсь потом, но лезу. Перевожу дух на террасках для отдыха, где есть небольшие беседки. Денис уже на утесе, а мне надо пройти еще треть пути. Восхищаюсь строителями Пирамиды, лестницы и всего остального на этой горе. Если я взбираюсь на нее с таким трудом налегке, то как же они таскали сюда бетон, железо, бревна и доски?
Вижу очередной повод для своей паранойи - трещину, раскалывающую соседний утес. Мощный сейсмический толчок - и подножие горы засыплют тысячи тонн огромных глыб. Причем за считанные секунды. Кто скажет, что однажды этого не произойдет, пусть первым бросит в меня камень... Или нет, бросьте чем-нибудь помягче, например, подушкой. Камень тут и без вашей помощи в любой момент на меня свалится.
А вот и лишнее тому доказательство: погнутый фрагмент железных перил и лежащий рядом виновник сего безобразия - скатившийся со склона валун. Ну и кто из нас после этого параноик?
Не достигая вершины утеса, бетонные ступеньки обрываются - видимо, тут у строителей иссякли силы и терпение. Дальше идет лестница... как бы ее толком описать? Дощато-насыпная? Короче, из досок уступами сбита опалубка, и в нее насыпаны камни, взятые прямо со склона. Впрочем, неважно. Важно то, что я почти у финиша, и это чудесно.

фото21.JPG

Высота птичьего полета
А здесь гораздо просторнее, чем кажется снизу. Лестница кончается, но чтобы достичь утеса с Пирамидой, надо пройти еще сотню метров по узкой тропе.
Выглядит Пирамида симпатично. Но после рассказа о ее влиянии на Гармонию и Человечество, трудно не улыбнуться, узрев перед собой обычную конструкцию из бревен и тепличного поликарбоната. Внутри которой и впрямь жарко, как в теплице. Или это тепло, выделившееся от резонанса всех моих мыслеформ? Хм, ну как знать.
Еще одно забавное наблюдение: на утесе есть туалет, но чтобы дойти до него, надо подняться еще выше ступеней на тридцать. И это, напомню, после штурма четырехсот сорока ступеней главной лестницы. Не проверял, но, сдается мне, этот сортир - не только самый высокий, но и самый чистый в Чемале. Ибо я не представляю туриста, особенно из числа тех, кто разрисовывает скалы (эти вандалы побывали и здесь), который покарабкается вверх справлять нужду в положенном месте. Потому что он может сделать это где угодно ниже и без лишних усилий.
На тропе Денис замечает змею, но пока я его догоняю, та скрывается в камнях. Денис говорит, что это была гадюка. Охотно верю. Хотя в следующие два дня нам больше не попадалось в горах ни змей, ни ящериц.
Ходим по утесу, фотографируем Чемал и долину со всех доступных ракурсов. Выясняем, что взобрались примерно на четыреста метров - всего лишь на треть горного склона. Да неужели? А ведь пролито столько пота и сожжены сотни калорий.
Натыкаемся на узкую тропку, что ведет еще выше. Но идти по ней нет резона. Оказывается, ее протоптали осквернители скал в поисках того, чего бы им еще изгадить. Интересно, как с ними борются где-нибудь на Гранд Каньоне или в Швейцарских Альпах? Что-то подсказывает мне, там за это удовольствие приходится дорого расплачиваться.
- Надо же! - восклицает Денис. - Гляди-ка, тут есть Интернет!
Благая весть! Гармония Высших Сфер восстановлена! Спасибо Пирамиде - благодаря ей Денис может наконец-то закачать свои мыслеформы... тьфу ты - фотографии в Инстаграмм! Что он и делает, потому как, чуем, внизу с Интернетом по-прежнему всё глухо.



С лихвой
Перед тем, как спускаться с горы, захожу на прощание в Пирамиду.
Нет, проще верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем простаку разглядеть Золотое Сечение сквозь зеленый поликарбонат. Остается лишь вновь похвалить создателей сей рукотворной достопримечательности. Как ни крути, а место уникальное и запоминающееся. И впечатлений дарит гораздо больше, чем на сто рублей.
Будь я хозяином Пирамиды, поднял бы цену на билет рублей до трехсот. А с туристов, кто всерьез проникся моей «пирамидальной» теорией, брал бы все пятьсот. Дороговато? Отнюдь! Когда речь идет о приобщении к Гармонии, «торг здесь неуместен»!
Спуск отнимает у нас меньше времени и сил. Хотя мне он дается мучительнее подъема. Натруженные колени болят, а бетонная лестница - не лучшее для них обезболивающее. Но терплю, а куда деваться? Только если вдруг обнаружится, что наверху я что-то забыл, пускай оно там и остается. Увольте, повторное восхождение мне сегодня не по плечу. Вернее, не по коленным суставам.
Возвращаемся в усадьбу, где Иван к этому часу приступил к жарке куриных ножек. Над Чемалом сгущаются тучи - похоже, дождь все-таки будет.


Перед отбоем
Так и есть. Когда мы ужинаем под пиво, но без коньяка - к нему сегодня нет интереса, - с неба сначала накрапывает, а потом льет в полную силу. Правда, недолго. Вскоре дождь прекращается, а затем ветер разгоняет и тучи. Из-за гор снова выползает луна - всё такая же яркая и мелкая.
Хозяйская кошка нас игнорирует - видимо, сытая. Вместо нее является рыжий котяра. Он голодный и оттого нахальный. Кормим и его - куда деваться? Сам же не уйдет, а прогнать совесть не позволяет. Похоже, молва о нашем хлебосольстве разлетелась по окрестностям, и кошачье сообщество согласовало график нашего вечернего посещения.
В тишине ночи отчетливо слышу шум катящегося по осыпи камня. Ага, и что я уже второй день всем твержу? Впрочем, чтобы достать до нашего коттеджа, сорвавшемуся с горы валуну надо сначала пробить курятник, а затем баню. Насчет стойкости первого уверенности нет, но вторая его наверняка остановит. По крайней мере, выглядит баня довольно крепкой.
Интернет по-прежнему «мерцающий» - он то есть, то нет. К счастью, про сон такого не скажешь. Зевота одолевает нас еще до полуночи, и когда Чемал накрывает новая дождевая туча, все мы уже крепко спим...
фото21.JPG

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Простаки на Алтае, день второй.

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

День второй


Непрощенные
Денис и Иван привыкли рано вставать на работу и не изменяют этой привычке даже в отпуске. Я вынужден приноравливаться к их режиму дня, что, в принципе, несложно. Тем более голова наутро свежая и похмелья не ощущается - спасибо опять-таки кристально-чистому воздуху.
Пока завтракаем, нарываемся на критику от соседей - двух интеллигентных женщин предпенсионного возраста. По их мнению, в нашей вчерашней культурной беседе было многовато нецензурной брани. Она коробила их нежный слух и нарушала вечернюю гармонию усадьбы.
Упрёк отчасти справедливый. С другой стороны, обвинять программиста, железнодорожника и писателя в том, что они - о ужас! - порой матерятся, это все равно, что обвинять Катунь в том, что она шумит на порогах. Мы - люди вредных профессий, у нас без мата повышается давление и начинается нервный тик. Опять же, что, по-вашему, должен говорить программист, глядя на здешний Интернет?
В общем, не отнекиваемся, но и не извиняемся, ибо не за что. В конце концов, постояльцев с детьми в усадьбе нет, а пьяные песни мы не орали, голыми под луной не танцевали, да и ругались вполголоса, чего уж там.
- Библиотекарши, что ли? - высказываю я догадку, когда женщины с недовольным видом удаляются. - На какой еще работе можно заполучить такую аллергию на бранную речь?
- Согрешили мы, и значит пора покаяться, - рассуждает Иван. - А посему перво-наперво едем на остров Патмос. Грехи замаливать.
Это он шутит, разумеется. Верующих среди нас нет, но взглянуть на главную местную достопримечательность мы не прочь. Тем более туда пускают всех без разбору, даже отпетых матерщинников вроде нас.
Алтайский Патмос (есть еще греческий остров с таким именем) - это христианская святыня со сложной историей и своими легендами. От монастыря на берегу к острову с храмом идет одна дорога - через подвесной мост. Иначе попасть на эту торчащую посреди реки скалу нельзя. Ну если только вы не дельтапланерист и не спецназовец, умеющий высаживаться из воды на отвесные каменные обрывы. Но тогда у вас возникнет другая проблема. Патмос охраняют люди в военных кителях и штанах с широкими лампасами. Видимо, казаки, только почему-то без нагаек и шашек.
Мы - люди исключительно мирные и решаем войти к гостеприимным монахам законным путем. Однако не тут-то было. Еще на подходе к монастырю слышим подозрительный грохот. А когда спускаемся по дощатым настилам к мосту, выясняем, что тот закрыт на ремонт до конца сентября.
Действительно, на острове копошится бригада рабочих. Они вгрызаются отбойными молотками в камень, не то демонтируя мостовые опоры, не то укрепляя их.
- Не иначе, христианский бог против того, чтобы мы шлялись по его обители в это погожее утро, - ворчит Денис.
- Заметь, как сильно он подобрел с ветхозаветных времен, - отвечаю я. - Всего лишь повесил запретительную табличку с цепью. А мог ведь и мост под нами обрушить, если на то пошло.


Серебро и грязь
Почесав в затылках, решаем пойти туда, куда нас впускают.
Ворота монастыря, перед которыми припаркованы дорогие иномарки, тоже закрыты для посторонних. Зато церковная лавка - нет. Правда, ценники в ней рассчитаны явно не на всех забредающих сюда паломников. Качаю головой, разглядывая маленькую серебряную ложечку за шесть тысяч рублей. Такая же, только более искусной работы, в обычной «ювелирке» стоит раза в три дешевле. Ну да ладно, кто я такой, чтобы осуждать прейскуранты сего святого места? Все равно зашел поглазеть, а не покупать.
Спускаемся по скрипучей деревянной лестнице на маленький песчаный пляж, откуда тоже можно сфотографировать Патмос и мост.
Неширокая заводь окружена отвесными скалами. У подножия одной из них бьет из песка родничок, но пить из него как-то неохота. Возможно, в духовном плане эта часть монастырского берега тоже считается чистой, но в санитарно-гигиеническом оставляет желать лучшего. В купальный сезон пляжик явно популярен у чемальцев и туристов, но штатный уборщик за ним, похоже, не закреплен.
На это также намекает упавшая поперек пляжа, сухая сосна, до которой никому нет дела. Она наводит на философские мысли о том, что как бы ты ни цеплялся корнями за склон жизни, все равно рано или поздно грохнешься с него и больше не встанешь... М-да. Мрачноватое место, хотя и красивое.
Возвращаемся к Кукурузеру. И надеемся, что вторая главная достопримечательность Чемала - ГЭС, - будет к нам приветливее.

Collapse )

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Простаки на Алтае, день первый

А не начать ли мне публикацию своих прошлогодних алтайских путевых дневников?
А запросто!




Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.


* Фотографии автора и других участников этого путешествия

День первый

Если гора не идет к Магомету
- Я думал, Скалистые горы будут все же малость поскалистее! - невольно цитирую я героя кинокомедии «Тупой и еще тупее», взирая из окна машины на Горно-Алтайск. Чьи окрестности, честно говоря, не слишком впечатляют даже меня, жителя лесостепи.
Впрочем, до Чемала нам ехать еще километров девяносто и есть надежда, что рано или поздно эти скалистые холмы-переростки дорастут до полноценных гор.
И верно. Скоро я уже цитирую «Айболита»: «А горы всё выше, а горы всё круче, а горы уходят...». Нет, под самые тучи они в Чемальском районе еще не уходят. Но наблюдать за ними из автомобиля уже неудобно. Приходиться высовываться из окна и задирать голову, чтобы увидеть вершины придорожных хребтов.
Нас - трое. Мы - это старые друзья: Денис, Иван и я, все - жители Тогучина, городка в Новосибирской области. Вышло так, что у Дениса и Ивана совпали отпуска, а я оказался не загружен работой. После чего возник вопрос, чем же заняться трем «благородным донам», пока теплый сентябрь не разверз над нами хляби небесные.
- Чего гадать? Поехали куда-нибудь, - предложил Иван.
Мысль была элементарная, однако небезынтересная. И она стала еще заманчивее, когда выяснилось, что никто из нас до сих пор не был в Горном Алтае. Тем более до него от нас рукой подать - километров шестьсот на юг.
В общем, бросаем все, садимся и едем. Без жен и детей, будто в старые добрые молодые годы. Благо, денисова «Тойота Лэнд Крузер» - в простонародье Кукурузер, - тоже, как всяк уважающий себя внедорожник, не прочь прокатиться по горам.
Установив на маршруте точку А, нелишне указать и Б. Хотя бы ради самоуспокоения. Нашей точкой Б становится Чемал. Конечно, пальцем в карту ткнули не наугад. Просто там успел побывать родственник Ивана - хороший повод воспользоваться чужим опытом.
Я и Денис не возражаем. Главное, чтобы в Чемале были горы. И желательно повыше. Фотографии в Интернете говорят, что с горами там полный порядок. И не только с ними - суровая алтайская речка Катунь тоже протекает через это село.
Отходящий от Чуйского тракта (Федеральная трасса Р256) Чемальский тракт весьма оживленный. Тащимся за «Камазом», груженным асфальтом, не рискуя его обогнать. Запах солярного дыма и горячего битума - совсем не то, что хочется нюхать, взирая на горы и голубую Катунь. Но из-за плотного встречного движения и извилистой дороги устраивать гонку с грузовиком как-то не тянет. Пусть лучше пострадает наше самолюбие, чем все остальное.
Кстати, осенью воды Катуни голубые в прямом смысле слова. Но не прозрачные, а с какой-то примесью. Только геологов среди нас нет, а гуглить этот вопрос нет желания - мобильная связь в горах полумертвая. Так что покамест строим догадки, с чего вдруг может поголубеть горная река. Отметая, разумеется, здешнюю мифологию, где наверняка имеется об этом красивая легенда.


«Ося и Киса здесь были»
Вторая тема для дорожных разговоров - исписанные туристами скалы. С этим на Алтае беда. Денису глядеть по сторонам некогда - он за рулем, - но любителя природы Ивана это жутко бесит. Меня - тоже, хотя я не сторонник методов, которыми Иван предлагает бороться с осквернителями гор. По-моему, сажать их на кол - все-таки перебор. Гуманнее надо быть. Достаточно отрубить им руки, ведь без рук вандалу жизнь не мила.
Но измазанные краской скалы, это полбеды. Еще один вид здешнего вандализма - причем узаконенного, - большие аляповатые вывески и рекламные щиты. Они повсюду, куда ни глянь: огромные буквы и номера телефонов на ярком фоне. Здесь это режет глаз особенно болезненно. Если сравнить алтайскую природу с красивым народным костюмом, то вся эта наружная реклама - грубые заплаты, нашитые поверх его узоров и орнаментов. Причем заплаты клоунские, ибо под ними нет никаких прорех.
Со временем плакаты выцветают, что, впрочем, не делает их менее заметными. Апогей подобного надругательства - гигантская рекламная растяжка на отвесном склоне горы прямо над Катунью. При виде сего безобразия Иван грязно ругается. И недоумевает, каким идиотам охота жить в кемпингах и отелях, откуда видна эта изуродованная гора. Разве только вандалам, приехавшим сюда с банками краски, дабы внести свою лепту в осквернение скал.


Collapse )

Начато

Подписка уже скоро. А пока - аннотация и пролог  😉
Напоминаю, что первую книгу о Пропащем Крае - апокалиптический боевик-катастрофу "Сорвавшийся с цепи", - можно пиобрести в электронном виде у меня или в Правильном Магазине:
https://shop.cruzworlds.ru/?a=book&id=1193
"Недалекое будущее.
Уже полвека на дне Ледовитого океана извергаются чудовищные вулканы. Евразия тонет, и океан год за годом отъедает от нее гигантские полосы суши.
Остров Всех Смертей тоже обречен когда-нибудь уйти под воду. Но пока он противостоит ударам цунами и даже принимает туристов. Вот только туризм этот особый. На острове держит власть преступная группировка «Альбатросы», превратившая его в «Лас-Вегас» для кровожадных маньяков со всего света. Теперь любой извращенец, у кого хватит денег, может безнаказанно утолить здесь свою жажду убивать. Любым способом, каким пожелает.
Тайпан - не маньяк. Он - парламентер мафии, посланный на остров для переговоров с «Альбатросами». Однако, едва сойдя с корабля, Тайпан влипает в жестокие неприятности, после чего тоже вынужден взяться за оружие и убивать. Но не ради удовольствия, а чтобы сохранить себе жизнь. И не только себе...
Кровавый шторм на острове Всех Смертей начинается... "



Collapse )

Кальтер - 3: уже скоро!

Обложка и окончательный вариант названия грядущего возвращения в строй майора Константина "Кальтера" Куприянова.
Авторская аннотация к книге:

2016 год. Жемчужина Аравийского полуострова, город Дубай становится очередной жертвой наступившего на планете, Сезона Катастроф. Вот уже несколько месяцев здесь бушует аномальная песчаная буря и когда она утихнет, не знает никто. Жизнь в Дубае парализована, его жители эвакуируются, а в город стягиваются войска, которым приказано истреблять мародеров,  рвущихся в гибнувший рай со всех концов света.

Именно здесь, в песчаной мгле и на ураганном ветру, сойдутся в беспощадной схватке три свирепых противника: заброшенный сюда из будущего, охотник за головами по прозвищу Безликий; группа наемников-дезертиров из русской военной разведки; а также терроризирующий город, гигантский ископаемый хищник, чьи сородичи вымерли сорок миллионов лет назад.
Что не поделили между собой матерые убийцы из разных временных эпох и кто стравил их друг с другом на этой арене? Ответ на это заключен в пакалях – ценных артефактах, которые все они ищут. И на которые у каждого из них есть свои, особые планы...


P.S. Попрошу образованных людей кидать помидоры не в меня, а в художника - это он не знает, что 40 000 000 лет назад динозавры на Земле уже не жили. В книге на самом деле лютует хищник, чей вид вполне соответствует геологической эпохе палеогена.

G8K0DWVBKgM

А в качестве бонуса -

Collapse )

Вышел Кальтер пострелять...

Авторская аннотация, а ниже - первая глава к "Охоте Кальтера": 

2016 год. Жемчужина Аравийского полуострова, город Дубай становится очередной жертвой наступившего на планете, Сезона Катастроф. Вот уже несколько месяцев здесь бушует аномальная песчаная буря и когда она утихнет, не знает никто. Жизнь в Дубае парализована, его жители эвакуируются, а в город стягиваются войска, которым приказано истреблять мародеров,  рвущихся в гибнувший рай со всех концов света.
 Именно здесь, в песчаной мгле и на ураганном ветру, сойдутся в беспощадной схватке три свирепых противника: заброшенный сюда из будущего, охотник за головами по прозвищу Безликий; группа наемников-дезертиров из русской военной разведки; а также терроризирующий город, гигантский ископаемый хищник, чьи сородичи вымерли сорок миллионов лет назад.
Что не поделили между собой матерые убийцы из разных временных эпох и кто стравил их друг с другом на этой арене? Ответ на это заключен в пакалях – ценных артефактах, которые все они ищут. И на которые у каждого из них есть свои, особые планы...



Collapse )