Роман Глушков (roman_glushkov) wrote,
Роман Глушков
roman_glushkov

Categories:

Простаки на Алтае, день четвертый - 2

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

Южнее некуда
Ехать совсем недалеко, но дорога всё хуже и хуже. Особенно рискованна пара узких отрезков, напоминающих тот, что мы миновали на пути к Ороктойскому мосту: с одной стороны - обрыв, с другой - отвесные скалы. Только там поверхность тракта была еще куда ни шло. Здесь же она представляет собой такие колдобины, которые заставляют усомниться даже в устойчивости Кукурузера.
Иван снова нервничает и просит Дениса держаться подальше от обрыва. Проблема в том, что на этой дороге данная просьба невыполнима. Левый борт Кукурузера и так почти скребет по скалам, тогда как его правые колеса едут по краю пропасти. Здесь на машине даже с пешеходом разминуться сложно, не говоря обо всём, что шире него.
Снова нам везёт не встретиться ни с одним автомобилем. Кукурузер, к чести своей, выдерживает и это испытание. И вывозит нас на поляну, где могут оставить машину все те, кто намерен продолжить путь до Бельтертуюка пешком.
Мы - как раз такие желающие. Нам хватает одного взгляда на идущую туда, всё ту же узкую дорогу, чтобы не искушать фортуну. До сей поры она избавляла нас от встречных машин на краю обрывов. А в любом везении главное, вовремя остановиться. Или хотя бы сделать передышку, ведь нам еще предстоит обратный путь по тем же опасным местам.
- Да, где-то полкилометра до водопада, не больше, - заверяет нас бабушка-туристка, только что вернувшаяся на автостоянку со своим дедушкой. На поваленной табличке у дороги указано то же самое расстояние.
Ладно, оставляем Кукурузер остывать, а сами шагаем к южной, конечной точке Чемальского тракта.
Шагаем подозрительно долго, пусть даже дорога идет под уклон. В итоге видим, что и бабушка, и табличка нас обманули. Причем намного. На поверку выходит, что до Бельтертуюка не полкилометра, а все полтора.
Я ругаю лживую табличку, Иван - бабушку. И он прав больше. Даже если бабушка сообщила нам информацию с таблички, неужели ей, да еще в таком возрасте, было трудно определить, сколько она отмахала туда-обратно - километр или целых три?
Кого ругает Денис, неизвестно. Он как обычно мчится вперед и скрывается за поворотом.
Обращаем внимание на срез горного склона, образовавшийся при прокладке дороги. Любопытно: под поверхностным слоем почвы находится толстый слой песка, перемешанного с речной галькой. По всем признакам, когда-то это было речное дно. Вопрос в том, когда именно. Сегодня Катунь протекает на полторы сотни метров западнее и на полсотни метров ниже этого уровня. Как долго она прокапывала себе русло такой глубины? Века? Или тысячелетия?
На том берегу реки горный склон пологий и исполосован странными однородными канавами. Так, словно полвека назад на нем вырезали короткую гигантскую надпись. Но со временем канавы обвалились, заросли травой и буквы попросту стерлись.
- Интересно, что там могли написать? - озадачиваюсь я. - Слава КПСС?
- Там было написано «Идите нахуй»! Это послание куюсцам от дорожных строителей, которым тоже наврали и заплатили всего за полкилометра дороги, - ворчит Иван, расстроенный тем, что нас так вероломно обманула интеллигентная старушка.
Мы ошиблись с расстоянием, это верно. Зато не ошиблись с тактикой. Пока ковыляем к водопаду, встречаемся с двумя машинами, причем одной грузовой. Не знаю, как мы разъехались бы с ними, но так мы по крайней мере сэкономили себе нервы.



Мокрое место
Бельтертуюк выглядит куда солиднее водопадика в Че-Чкыше. И хоть вода здесь падает не отвесно, а по двум каскадам, зато они длинные, и поток раза в три мощнее. Обрушившись с гор, вода еще десяток метров несется по каменистому пляжу. А затем впадает в Катунь, разве что, в отличие от реки Чемал, сразу же растворяется в катунской голубизне.
Место не только красивое, но и уникальное. Первый каскад зажат в очень узкой расщелине. Затем бурлящая речка пересекается с дорогой, где для воды пробито углубление, перекрытое деревянным мостом. По нему можно проехать на автомобиле, но смысла в этом нет. За мостом автодорога кончается, разделяясь на две тропы. Одна из них идет в горы по речному ущелью, а другая - дальше на юг, вдоль берега Катуни.
Второй каскад водопада короче, но шире - это уже береговой склон Катуни. К месту слияния рек можно спуститься по крутой тропе. Что я, кряхтя, и делаю после того, как фотографирую Бельтертуюк с моста. Хотя внизу виды не столь интересные. К тому же под мостом много древесного мусора - то ли останки старой переправы, то ли отваливающиеся куски нынешней.
Нахожу на галечном пляже ржавую гильзу калибра 7,62 - не то от автомата, не то от охотничьего карабина. Сувенир, честно говоря, невзрачный, поэтому, вернувшись на мост и показав гильзу Ивану, снова бросаю ее в реку. Само собой, не забыв стереть отпечатки пальцев... шутка. Затем перехожу на другой берег водопада, к развилке троп.



У упавшей скалы
Кажется, непоседливый Денис пошагал наверх, в ущелье. По крайней мере, на прибрежной тропе его не видать, а просматривается она далеко. Иду за ним, но лишь ради нескольких красивых кадров. На долгую прогулку не замахиваюсь - хватит, вчера напрыгался по скалам. Ивана же и вовсе не тянет сегодня в горы. Он остается на мосту курить и слушать шум Бельтертуюка.
Поднявшись шагов на сто выше водопада, натыкаюсь на последствия недавнего обвала. Он случился всего год или пару лет назад. Сколы на камнях свежие, еще не покрытые лишайниками, а из-под нагромождения глыб не успели прорасти кустики.
Рассыпавшаяся на обломки скала перегородила тропу и, вероятно, реку, но и ту, и другую сегодня расчистили. Однако сам завал не убрали - видимо, слишком хлопотно и накладно увозить отсюда полсотни «Камазов» камней. Да и правильно. Теперь эти глыбы придают ущелью колорит и суровость. А заодно намекают самоуверенным туристам, что с горами шутки плохи. И что даже на хоженой тропе любая экскурсия может стать для вас последней.
Пока я изучаю обвал, возвращается Денис.
- Прошел с километр - ничего интересного, - сообщает он. - В Че-Чкыш ущелье красивее.
Своевременные новости - а я как раз собираюсь выяснить, что там за ближайшим поворотом. Значит, теперь можно не напрягаться и с чистой совестью шагать вниз.
На мосту Иван рассказывает очередным добравшимся до Бельтертуюка туристам - немолодой семейной паре, - что он сделал бы с осквернителями алтайских скал. Туристы согласно кивают. Они тоже побывали на куюсовских петроглифах и видели, в каком плачевном состоянии те пребывают.
Мы с Денисом вынуждены прервать лекцию. Вдоволь надышавшись сырой, но бодрящей атмосферой водопада, мы собираемся обратно. Вспомнив, что назад нам снова топать не полкилометра, а полтора, да еще в горку, Иван пригорюнивается, но куда деваться. И мы, попрощавшись с самой южной достигнутой нами точкой Алтая, идем к машине под затихающий позади шум Бельтертуюка.



Без долгов
Везение сопровождает нас и на обратном пути. На опасных участках дороги мы опять ни с кем не сталкиваемся, хотя на лугах видим сразу несколько встречных машин.
Удивительнее всех выглядит купе «Инфинити G-35» с женщиной за рулем - легковушка с таким низким дорожным просветом, что странно, как ей вообще удалось добраться до Куюса. Тем не менее, туристка катит дальше, всерьез надеясь доехать на своей «пузотерке» до водопада.
- Не хочешь догнать и предупредить ее, как ты вчера догнал и спас земляка возле магазина? - спрашиваю я у Ивана.
- Вот еще! - бурчит Иван. - Земляк не нарочно проколол себе колесо. А эта дамочка с самой Еланды скребет днищем по валунам и наслаждается этим звуком. Что ж, если она решила устроить чемальскому МЧС внеплановые учения по ее эвакуации отсюда - не смею ей в этом мешать. Устойчивой ей мобильной связи и два фута под карданом!
Долго ли коротко ли, оставляем позади ухабы Куюса и возвращаемся к Ороктойскому мосту. Останавливаемся. Чувствуем в нашем сегодняшнем путешествии какую-то незавершенность. На восток в Эдиган, мы ездили, на юг до Бельтертуюка - тоже, а вот на запад - еще нет. Тем более, Ороктойское ущелье - последнее оставшееся в этом краю место, куда мы можем попасть на Кукурузере, не надрывая его на крутых косогорах.
Время - обед. Погода сухая и теплая. Три «благородных дона» озадаченно чешут макушки на берегу Катуни. И в конце концов сходятся во мнении, что негоже оставлять позади себя незаконченный маршрут. К тому же утром он был почти начат, а сейчас Кукурузер вернулся на его стартовую отметку.
Поэтому - вперед, к зовущим нас пещерам Ороктоя!


Сельская жизнь
Вновь переезжаем Катунь и движемся по единственной накатанной дороге. Сначала она ведет нас вдоль реки, а затем поворачивает на запад, в ущелье.
Ну вот, совсем другой разговор! Это ущелье, в отличие от Эдигана, уже нордически-правильное. Да, оно тоже не лишено пасторальности, сиречь обилия деревьев и зелени, зато здесь полноценные, честные горы. И речушка извивается не ленивой сытой змеей, а змеей, борющейся за свою жизнь. Хотя она не слишком широкая и бурная, но есть в ней по-настоящему горный нрав и живость.
Село Ороктой отличается от других виденных нами чемальских сёл лишь тем, что лежит не на равнине, а на склонах гор. В остальном это все та же алтайская глубинка, о которой я уже писал: неказистая, безденежная и застрявшая одной ногой в конце 80-х. Абсолютно не удивлюсь, если вдруг увижу на здешнем клубе вывеску «Видеосалон», а на сельчанах - одинаковые китайские спортивные костюмы «Abibas».
Путь до пещер нам примерно известен, но на всякий случай так же останавливаемся у магазина и уточняем курс. Теперь этим занимается Иван, только в качестве жеста вежливости он покупает не пиво, а кулек зефира. Зефир, правда, оказывается черствым, но добытая Иваном информация - годной. Выезжаем за село и направляемся по идущей в гору колее на лесопилку.
На дороге видны странные следы. Впрочем, странные они лишь на первый взгляд. Я быстро определяю, что здесь таскают волоком стога сена.
Так и есть. Видим, как у реки трактористы готовят очередной стог к транспортировке. Если столкнуться с ними на этом проселке - придется Кукурузеру пятиться задним ходом аж до самой деревни. И никак иначе, ведь трактор со стогом в принципе не способен сдать назад.
Но нам в который раз везет. Встречаем по пути на лесопилку одну лишь собаку. Добросердечный Иван кидает ей в окно зефир. Собака даже не шевелится и смотрит на него, как на... туриста: дескать, дурак ты, заезжий человек - будто я не знаю, что за дрянью торгуют в нашем «Продуктовом»! Иван сетует на зажратость местной фауны, качает головой и угощает зефиром меня. Я не местная фауна, поэтому не отказываюсь: люблю зефир, пускай и черствый.


Спелеология и диета
Никаких пещер на лесопилке не наблюдается. Видимо, до них надо добираться пешком.
Всё верно. Подошедший «экскурсовод» (в кавычках - потому что он ничем не отличим от здешних рабочих), подтверждает, что мы прибыли по адресу. Потом называет цену - по триста рублей с носа, - заглядывает в машину... и хмурится.
- Только там это... такое дело, - продолжает он уже без энтузиазма. - Короче, надо ползти по крутому спуску, подтягивая себя за веревку. А в одном месте - протискиваться через узкий лаз. В нём тесно. Один здоровый мужик вроде вас недавно даже застрял.
Он указывает на меня и Ивана.
Теперь ясно, что его тревожит. Боится, что мы двое со своими животами попросту не выберемся из пещеры. Вдобавок намекает, что мы не в лучшей форме для лазанья по склонам с веревочной страховкой.
И всё же спасибо, что предупредил. Было бы куда обиднее, если бы мы сунулись туда и опозорились прямо в горных недрах. Завтра, небось, весь Ороктой потешался бы над нашим спелеологическим фиаско.
- Нет, ну, конечно, можете попробовать, - пожимает плечами «экскурсовод». - Только учтите, что в пещерах ко всему прочему очень грязно и холодно. Минусовая температура, на стенах лёд. Спецовки и сапоги у меня найдутся, но вот теплую одежду желательно привозить с собой. У вас она есть?
- Как-то не догадались запастись, - вздыхает Иван. После чего обращается к Денису: - Ну что, рискнешь? Ты вроде и по весу и по диаметру подходишь. Пару кофт мы тебе, так и быть, одолжим.
- Не знаю, - колеблется Денис. - Грязь, холод, веревки... Потом еще назад в Чемал больше часа ехать. Я думал, мы увидим очередную дырку в скале и всё. А тут, оказывается, надо еще физкультурой при минусовой температуре заниматься.
- Только если пойдешь, - добавляет Иван, - ключи от машины оставь нам. Мало ли, а вдруг ты тоже застрянешь или веревка порвется. Не будем же мы до утра сидеть и ждать, когда тебя вытащат. Какой в этом смысл? У нас в усадьбе шашлык маринуется, коньяк стынет. Там тебя и дождемся. А ты, как освободишься, сам доберешься до Чемала на попутках... ну или на «скорой помощи».
- Не, не полезу, - отказывается Денис. - Если застревать в грязной пещере, так уж всем, а не по отдельности. Да и мерзнуть нет настроения. Особенно после вчерашней бани. Терпеть не могу лёд и грязь!
В общем, нисхождение в «Эребор» отменяется. Попрощавшись с хранителем пещеры, разворачиваемся и едем обратно. Ненавидящая зефир собака глядит нам вслед с презрением и усмешкой. Ладно, хоть трактористы у реки все еще возятся со стогом и не перегородили дорогу. Поэтому наше бегство из Ороктоя происходит без задержек, тем паче, колея теперь идет под гору.
- Давай хоть дров сопрём у них для мангала, что ли? - Иван указывает на груду потемневших от времени чурок на окраине села.
- Только если ты их сам будешь колоть, - ставлю я встречное условие. Издали видно, почему эти чурки никому не нужны. Сучковатые и крученые, они оказались не по зубам даже опытным местным дровоколам. Что же тогда говорить про нас? Да и зачем нам трофейные дрова, ведь мы еще не израсходовали наши дорожные запасы древесного угля.
- Ладно, забудь, - отмахивается Иван. Видимо, вспомнил, какой маленький в усадьбе топорик для колки дров, и сразу охладел к этой работе.
Покидая ущелье, обсуждаем, сумел бы или нет Кукурузер осилить Ороктойский перевал и добраться до Чуйского тракта. По карте расстояние невелико - меньше тридцати километров. Однако на деле придется штурмовать горы почти по бездорожью, ибо, как говорят знатоки, дорога там такая, что ее как будто и нет вовсе. А если вдобавок зарядит дождь...
Вынуждены согласиться, что этот перевал нам не одолеть, потому что у Дениса нет лебедки. А без нее Кукурузера не вытащить из грязи, если он засядет в размытой колее по самое брюхо.
Избавляемся от последних туристических амбиций и с чистой совестью едем назад в Чемал. Затем чтобы посвятить остаток дня шашлыку, коньяку и подбитию итогов наших четырехдневных похождений, ведь завтра утром мы планируем возвращаться домой.


«Скифы пируют на закате»
На обратном пути в Чемал замечаем, как много попадается навстречу туристов-автомобилистов. Люди едут на юг с байдарками, резиновыми лодками, плотами, велосипедами и палатками. Сразу видать - серьезно настроенные, подготовленные ребята. Не то, что мы, шалтай-болтаи и горе-спелеологи.
Ни вчера, ни позавчера на дороге не наблюдалось такого оживления. Иными словами, всё, как и предсказывали - конец недели, наплыв туристов «выходного дня».
В усадьбе та же картина. Пока мы отсутствовали, ее заполонили гости. Мы не приглядываемся, но, кажется, свободных коттеджей почти не осталось.
По соседству с нами селится компания молодежи. Довольно культурной и вежливой, надо заметить. Она шумнее и непоседливее нас, зато меньше матерится. Впрочем, после отъезда библиотекарш наш лексикон уже никого не беспокоит.
Шашлык, коньяк, поиск Интернета, который иногда даже находится... Ежевечерняя традиция! Денис остыл и не горит желанием устроить в усадьбе сетевую диверсию. За эти дни мы под завязку нагрузились впечатлениями, поэтому великодушны как никогда.
Странно: вроде бы брали не слишком много коньяка и уж точно его не экономили, а придется увозить домой почти треть запасов. Либо стареем, либо... Не знаю, но объяснить это трудно.
В усадьбе снова топится баня - молодежь идет париться.
- Слабаки, - резюмирует Денис, когда видит вышедшую из бани молодежь, но не слышит от нее критических замечаний. - Потерянное поколение. Зачем таким вообще нужна баня? Да им только ноги в тазике парить и грелку под одеяло подкладывать - на большее не способны.
Кошкам мы опять неинтересны и они продолжают нас игнорировать. По всей видимости, усатые черти набили пузо, отираясь возле других мангалов, которые пятничным вечером дымят повсюду.
Выпиваем больше обычного. Песен не поем, но балансируем на грани этого. А как иначе устраивать проводы? Завтра мы возвращаемся на наши унылые равнины, где нет скал до небес, ущелий, водопадов, пещер, голубой Катуни... Но главное - у нас нет Пирамиды Золотого Сечения, даже несмотря на то, что и бревна, и зеленый поликарбонат в Тогучине везде продается.
Построить, что ли, по приезду у себя во дворе такую же Пирамиду и сочинить о ней свою легенду?
Тоже мне идея! Не идея, а пьяный бред. Гораздо лучше просто взять и подробно написать про то, как три «благородных дона» решили однажды прокатиться куда-нибудь, сели в Кукурузер... ну а что было дальше, вы уже знаете.


ОКОНЧАНИЕ СЛЕДУЕТ...
Tags: Простаки на Алтае
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments