Роман Глушков (roman_glushkov) wrote,
Роман Глушков
roman_glushkov

Categories:

Простаки на Алтае, день четвертый

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

День четвертый

Туманы мои, растуманы
Фантазия у нас небогатая. Отказавшись от похода в музей, решаем отправиться вчерашней дорогой еще дальше на юг. Мимо Еланды, в сторону Куюса. Дорога там уже не асфальтовая, но это еще лучше. Хуже дорога - меньше машин, меньше машин - меньше народу, а чем меньше народу, тем приятнее виды и фотоснимки.
Утро снова хмурое, но только не для нас. Миновав уже неинтересную нам штольню за Еландой, дальше едем не спеша, часто останавливаясь и наслаждаясь пейзажами. Днем такого Алтая, как сейчас, не бывает. Туман все время движется, и виды одних и тех же гор меняются за считанные минуты.
Разглядывать, что прячется за белой пеленой, тоже занятно. Незнакомая гора в тумане столь же загадочна, как красивая женщина за плотной вуалью. Однако через час выглядывает солнце, наши «красавицы» сбрасывают туманные вуали и теперь позируют нам безо всякого стеснения. Почему бы и нет, раз они могут себе это позволить.
Не знаю, к какой категории отнести наш туризм, и я в конце концов обзываю его медитативным. Дух истинной свободы: иди, куда хочешь, делай, что хочешь - само собой, в рамках закона. А не хочешь никуда идти - садись на камень и рассуждай о вечном, созерцая вечные горы. Они повидали Ледниковый период и тебя-то уж точно переживут не на одно тысячелетие.



Клуб скалолазов имени отца Федора
За Еландой дорога какое-то время идет в восточном направлении, и там мы обнаруживаем еще одну пещеру. На сей раз обычную, не окультуренную и без билетной кассы. Как и пещера шамана в Че-Чкыше, эта дырка тоже располагается высоковато, и к ней надо подниматься по крутой тропе. Так почему бы не сходить, тем более, что мы еще не устали и полны энергии.
Вблизи пещера оказывается интереснее, чем при взгляде с дороги. Перед входом в нее образовались естественная арка и терраска с нависающим над ней скальным козырьком. Монументально! Кабы не вездесущие осквернители, что годами пакостили на арке и в пещере, она могла бы стать отличной натурой для исторического или фантастического кино. Какие-нибудь питекантропы или эльфы с луками смотрелись бы тут вполне органично.
Сама пещера неглубока, с низким потолком, а на последних метрах и вовсе сужается. Свет фонарика добивает до ее конца, но Денис все равно садится на корточки и идет вприсядку утолять свое спелеологическое любопытство (неудобно, но ползать на коленках слишком грязно). На это ему хватает пары минут, поскольку смотреть в пещере особо не на что. Художники в эпоху неолита здесь не жили, и среди вандалов таких не нашлось.
Однако когда мы собираемся возвращаться, тут-то горы и показывают нам всё свое коварство. То самое, жертвой которого стал ильфо-петровский отец Федор.
Дело в том, что последние метры до арки надо взбираться по гладкой скале, где почти нет уступов. Их хватает, чтобы подняться наверх, но вот при спуске ноги внезапно оказываются на предательски скользкой поверхности. Где стоит потерять равновесие, и ты покатишься кубарем к подножию не по мягкой травке, а по острым камням. Метров двадцать, а то и больше.
Денис, чья скалолазная хватка давно всем очевидна, спускается без проблем даже в босоножках. А я уже мешкаю. Согласен, полезно для остроты ощущений побыть иногда в шкуре укравшего колбасу отца Федора. И все же шутки шутками, а камни внизу отнюдь не бутафорские, о чем я помню ежесекундно.
После коротких раздумий нахожу-таки способ перебраться через ловушку с минимальным риском, хотя и с некоторой утратой гордости. Но других свидетелей кроме Дениса и Ивана поблизости нет, и я сползаю по скале на заднице, благо та - не задница, а скала, - достаточно гладкая и чистая.
- Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены, - бормочу я, спускаясь в стиле уже не отца Федора (сам он, помнится, на это так и не отважился), а Человека-паука. Естественно, с поправкой на мою медлительность, избыточный вес и неумение стрелять паутиной из рук.
Иван испытывает те же трудности, что и я. Но мой «супергеройский» метод их преодоления ему не по нраву. Поэтому он идет своим путем - спускается на четвереньках. Медленно, но верно - единственно правильная тактика скалолазания в нашем не слишком молодом возрасте.
Денис тем временем убегает куда-то наверх по тропке, что не заканчивается у пещеры. Идем за ним, надеясь, что больше не угодим ни в какую ловушку.
Дальше по тропе есть еще пещеры, такие же карликовые, только их туристы посещают заметно реже. Оно и понятно - здесь уже нет той «киногеничности», что в пещере с аркой и террасой. Это - обычные дырки с растущим вокруг кустарником, хотя Денис не упускает шанс сунуть нос и в них. После чего поднимается еще выше, на соседний утес.
Иван машет рукой - да ну вас на фиг! - и ковыляет вниз, но я все же добираюсь до того утеса. Где топчусь минут пять, глядя, как не ищущий легких путей Денис спускается уже не по тропе, а по склону, перебираясь с уступа на уступ. Завидую, что не могу так же. Поэтому возвращаюсь к машине проверенной дорогой. Не спеша и глядя под ноги - споткнуться или подвернуть лодыжку здесь проще простого.



Ехал Грека через реку
Едем дальше, к Ороктойскому мосту и Тельдекпенским порогам (слабо запомнить эти названия с первого раза?)
На дороге к ним есть опасные участки, где двум автомобилям не разъехаться, и где можно, зазевавшись, грохнуться с обрыва в Катунь. Обрывы не слишком высокие, но это слабо утешает, ведь они ничем не огорожены. Кукурузер хорошо ведет себя на горной дороге, но плавать на нем по горной реке мы будем недолго и без удовольствия.
Сидящий на переднем пассажирском сиденье Иван нервничает. И просит Дениса держаться поближе к горному склону. Идея здравая. Пока что нам везет - навстречу не попадается ни одной машины. В принципе, разъехаться с ними можно в специальных дорожных «карманах». Вот только оборудованы они нечасто, и кому-то из водителей все равно надо будет пятиться задним ходом до ближайшего из них.
Подвесной Ороктойский мост - достопримечательность «поневоле». Возводили его с сугубо инженерной целью - чтобы соединить Чемальский тракт с селом Ороктой, расположенном в ущелье на левом берегу Катуни. Никакой архитектурной ценности мост не имеет. Это грубое металлическое сооружение, которое даже не удосужились целиком покрасить. Машинам на нем тоже не разъехаться. А пешеходам оставлены столь узкие проходы, что им удобнее пересекать реку по проезжей части моста.
Достопримечательностью его делает место, где он находится - Тельдекпенские пороги! Здесь Катунь течет по глубокой скальной трещине с отвесными берегами. Ширина реки всего-навсего два десятка метров. Зато глубина, если местные жители не врут, составляет аж семьдесят метров! Похоже на правду. Если взглянуть на Катунь выше и ниже по течению, там она разливается в берегах на сотню-другую метров и всё равно остается достаточно глубокой. А у моста скалы зажали ее в тисках, поэтому не мудрено, что тут река вглубь гораздо больше, чем вширь.
Не имея четкого плана действий, переезжаем через Катунь. Мост под Кукурузером с двумя упитанными пассажирами зловеще покачивается. Хотя, судя по ограничительному знаку «Десять тонн», мы для этой переправы несерьезная нагрузка.
На другом берегу останавливаемся и идем глядеть на реку с моста. Он не сплошной, а как бы решетчатый, что добавляет нам острых ощущений. Настил моста собран из двутавровых балок, в просветы между которыми видны речные буруны и водовороты. В отличие от мощного каркаса, перила, наоборот, кажутся слишком ненадежными. Облокачиваться на них, фотографируя реку, я не рискую.
Боюсь уронить смартфон в Катунь, поскольку голова с непривычки слегка кружится. В скалах ниже по течению есть заливчик. Узкий - кажется, и байдарке не проплыть, - и длинный, как будто выдолбленный искусственно. В конце заливчика - песчаный пляж. Совсем крохотный и окруженные высокими скалами. Этакий микро-фьорд, куда наверняка можно спуститься. Но где именно этот спуск, отсюда не видно.
Сохранились останки старого деревянного моста, смытого половодьем в 90-е. Новому мосту, надо думать, такая беда не грозит. Он сооружен намного выше над рекой и, даже покачиваясь, в целом выглядит устойчиво.
На правом берегу есть закусочная, но она закрыта. Стенд рядом с нею извещает нас, что в Ороктое тоже есть пещера. Нет, благодарим покорно, спелеологией мы на сегодня уже сыты. Пораскинув мозгами, решаем вернуться на правобережье и прокатиться по нему. Там попросторнее, и Чемальский тракт еще не закончился, хотя его край уже где-то рядом...



Унылые пасторали
Отъехав от моста, натыкаемся на развилку. Сворачивающая налево дорога идет вдоль речушки Эдиган в одноименное село. Несмотря на начало осени, ущелье радует глаз сочной летней зеленью. Надо нам туда или нет? Хороший вопрос. Бросаем монетку - лучший компас для медитативного туризма. Жребий решает, что да - надо. Ладно, пусть будет так.
Едем в Эдиган.
Однако чем дальше углубляемся в ущелье, тем больше нас одолевает скука. Всё здесь какое-то... не зрелищное. Пологие горы ниже и скрыты под лесистым покровом. Речка петляет лениво, будто сытая змея. Коровы и лошади мирно щиплют пасторальную травку. Скачущий на коне по берегу пастух глядит на нас исподлобья, как на надоедливых мух. И немудрено - туристов в Эдигане на удивление много даже сегодня. Кемпинги дымят мангалами и продолжают зазывать гостей аляповатой заборной рекламой.
Но что гостям нравится в этом ущелье, позвольте спросить? Где же любимые нами отвесные скалы-исполины, где речные пороги и водопады, где фирменная алтайская суровость, хотелось бы знать? А тут вдобавок распогодилось, и засиявшее солнце убило всё мрачное нордическое очарование, которым мы наслаждались утром.
Нет, такой Алтай нам не нужен! Жизнерадостность, зелень и низкогорье - не наши туристические приоритеты! Всё это мы видели еще в Горно-Алтайске и совершенно не впечатлились. Поэтому к черту пасторали! Только катунские обрывы и утесы могут спасти от скуки трех «благородных донов»! Только они и ничего более.
Не заезжая в деревню, разворачиваемся на окраине и возвращаемся на развилку. А оттуда катим дальше по тракту на Куюс, к новым петроглифам и водопаду.


Валуны да колдобины
Край мира, конец цивилизации...
Вообще-то, в Горном Алтае полно мест, которые можно так обозвать. Дороги обрываются, мобильной связи нет, дома в основном старые, крыши прохудившиеся, заборы покосившиеся, а большинство окрестных турбаз и кемпингов в сентябре уже закрыто.
Село Куюс - одно из таких. За ним Чемальский тракт превращается из накатанной «грунтовки» в ухабистый проселок, где лишь внедорожники чувствуют себя вольготно. Прочие легковушки уже рискуют застрять, а то и вовсе пробить себе картер двигателя или коробки передач.
Делаем передышку у магазина, интересуемся, где тут дорога на водопад. Хотя можно было не спрашивать - других автомобильных путей за селом нет. О чем добродушные селянки мне в магазине и говорят. Дабы не выглядеть неблагодарным, покупаю три банки пива, и мы продолжаем движение на юг. Только теперь на малой скорости и «вразвалочку». Кукурузер кренится то на один борт, то на другой, ибо поворотов и ям на этом маршруте видимо-невидимо.
Дорога и вправду одна. Но иногда она расходится и снова сходится, чтобы вновь разойтись и сойтись, и так далее. Какие объезды удобнее, мы не знаем, поэтому прём наугад, то и дело останавливаясь, чтобы осмотреться.
По прибрежной долине раскиданы тысячи разнокалиберных валунов. Некоторые из них покрупнее Кукурузера. С гор они сорваться не могли - слишком далеко. Река в половодье тоже такие каменюки не прикатила бы. Тем не менее, они добавляют пейзажу живописности, пускай долина при этом выглядит как заставленное могильными памятниками кладбище.
- Наследие Ледникового периода, - замечает всезнающий Иван. - Ледник их принес и растаял, вот они с тех пор тут и лежат.
Лежат - и, как видно, неплохо, раз их до сих пор никто не потревожил.



С неолитическим приветом!
Между Куюсом и нашей конечной целью - водопадом с легко запоминающимся именем Бельтертуюк, - находится еще одна цель, промежуточная. Попрыгав по ухабам километра три, мы выезжаем на прибрежный луг, посреди которого стоят деревянная юрта, прилавок и сарайчик. А скалы по левому борту от нас огорожены забором из проволочной сетки. Она - признак того, что мы наконец-то отыскали упорно скрывавшиеся от нас петроглифы.
Впрочем, толку от забора ноль. В нем полно брешей, и любой дурак с банкой краски может подойти к петроглифам и надругаться над ними. Что уже не единожды и случалось, поскольку никакой охраны здесь тоже не наблюдается.
- Если верить справке, за Куюсом более сотни видов петроглифов. И при них - ноль целых ноль десятых сторожей! - восклицает Иван. - Да что не так с местными краеведами?! Откуда в них столько доверия к заезжим людям?
- ЮНЕСКО тут не ходит, - предполагаю я. - Вместо нее в Куюсе есть дежурный камнетёс. Он приезжает сюда раз в год с бормашиной и обновляет затертые или сколотые вандалами картинки. Сложно, что ли? Они же настолько примитивные, что их нацарапает на скалах даже первоклассник.
Вот почему лично я не испытываю никакого трепета перед петроглифами. Примитивизм. И мысль о том, что к ним прикасалась рука человека, жившего тысячи лет назад, оставляет меня равнодушным. Бегло осмотрев первобытную «Третьяковку», я пожимаю плечами и ухожу слоняться по берегу. По-моему, лучше в сотый раз насладиться Катунью, чем высматривать среди лишайников и следов вандализма кривоногие фигурки людей и животных.
Заглядываю в окошко юрты. Ага, очевидно, это пост местного экскурсовода, который летом досюда все-таки доезжает. На стенах висят лекционные пособия, а в углу - вернее, в одном из шести углов, - стоит наряженная в грубую одежду, деревянная фигура древнего человека. В масштабе один к одному!
Ну вот, совсем другой разговор! Этот образчик современного народного творчества намного интереснее, чем первобытно-наскального. Да еще в полном «3D» - вот что такое тысячелетия культурной эволюции! Жаль только, юрта закрыта на слишком ненадежный замок. Не ровен час, сопрут однажды это наглядное пособие, и будет оно стоят на даче у какого-нибудь вандала в качестве привезенного из Чемала, бесплатного сувенира.
Денис тоже не выказывает к петроглифам большого интереса. Поэтому ждем, когда Иван вдоволь насмотрится на них, а затем отправляемся дальше. До водопада остается всего пара километров, и теперь ему от нас точно никуда не деться...



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
Tags: Простаки на Алтае
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments