Роман Глушков (roman_glushkov) wrote,
Роман Глушков
roman_glushkov

Category:

Простаки на Алтае, день второй.

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

День второй


Непрощенные
Денис и Иван привыкли рано вставать на работу и не изменяют этой привычке даже в отпуске. Я вынужден приноравливаться к их режиму дня, что, в принципе, несложно. Тем более голова наутро свежая и похмелья не ощущается - спасибо опять-таки кристально-чистому воздуху.
Пока завтракаем, нарываемся на критику от соседей - двух интеллигентных женщин предпенсионного возраста. По их мнению, в нашей вчерашней культурной беседе было многовато нецензурной брани. Она коробила их нежный слух и нарушала вечернюю гармонию усадьбы.
Упрёк отчасти справедливый. С другой стороны, обвинять программиста, железнодорожника и писателя в том, что они - о ужас! - порой матерятся, это все равно, что обвинять Катунь в том, что она шумит на порогах. Мы - люди вредных профессий, у нас без мата повышается давление и начинается нервный тик. Опять же, что, по-вашему, должен говорить программист, глядя на здешний Интернет?
В общем, не отнекиваемся, но и не извиняемся, ибо не за что. В конце концов, постояльцев с детьми в усадьбе нет, а пьяные песни мы не орали, голыми под луной не танцевали, да и ругались вполголоса, чего уж там.
- Библиотекарши, что ли? - высказываю я догадку, когда женщины с недовольным видом удаляются. - На какой еще работе можно заполучить такую аллергию на бранную речь?
- Согрешили мы, и значит пора покаяться, - рассуждает Иван. - А посему перво-наперво едем на остров Патмос. Грехи замаливать.
Это он шутит, разумеется. Верующих среди нас нет, но взглянуть на главную местную достопримечательность мы не прочь. Тем более туда пускают всех без разбору, даже отпетых матерщинников вроде нас.
Алтайский Патмос (есть еще греческий остров с таким именем) - это христианская святыня со сложной историей и своими легендами. От монастыря на берегу к острову с храмом идет одна дорога - через подвесной мост. Иначе попасть на эту торчащую посреди реки скалу нельзя. Ну если только вы не дельтапланерист и не спецназовец, умеющий высаживаться из воды на отвесные каменные обрывы. Но тогда у вас возникнет другая проблема. Патмос охраняют люди в военных кителях и штанах с широкими лампасами. Видимо, казаки, только почему-то без нагаек и шашек.
Мы - люди исключительно мирные и решаем войти к гостеприимным монахам законным путем. Однако не тут-то было. Еще на подходе к монастырю слышим подозрительный грохот. А когда спускаемся по дощатым настилам к мосту, выясняем, что тот закрыт на ремонт до конца сентября.
Действительно, на острове копошится бригада рабочих. Они вгрызаются отбойными молотками в камень, не то демонтируя мостовые опоры, не то укрепляя их.
- Не иначе, христианский бог против того, чтобы мы шлялись по его обители в это погожее утро, - ворчит Денис.
- Заметь, как сильно он подобрел с ветхозаветных времен, - отвечаю я. - Всего лишь повесил запретительную табличку с цепью. А мог ведь и мост под нами обрушить, если на то пошло.


Серебро и грязь
Почесав в затылках, решаем пойти туда, куда нас впускают.
Ворота монастыря, перед которыми припаркованы дорогие иномарки, тоже закрыты для посторонних. Зато церковная лавка - нет. Правда, ценники в ней рассчитаны явно не на всех забредающих сюда паломников. Качаю головой, разглядывая маленькую серебряную ложечку за шесть тысяч рублей. Такая же, только более искусной работы, в обычной «ювелирке» стоит раза в три дешевле. Ну да ладно, кто я такой, чтобы осуждать прейскуранты сего святого места? Все равно зашел поглазеть, а не покупать.
Спускаемся по скрипучей деревянной лестнице на маленький песчаный пляж, откуда тоже можно сфотографировать Патмос и мост.
Неширокая заводь окружена отвесными скалами. У подножия одной из них бьет из песка родничок, но пить из него как-то неохота. Возможно, в духовном плане эта часть монастырского берега тоже считается чистой, но в санитарно-гигиеническом оставляет желать лучшего. В купальный сезон пляжик явно популярен у чемальцев и туристов, но штатный уборщик за ним, похоже, не закреплен.
На это также намекает упавшая поперек пляжа, сухая сосна, до которой никому нет дела. Она наводит на философские мысли о том, что как бы ты ни цеплялся корнями за склон жизни, все равно рано или поздно грохнешься с него и больше не встанешь... М-да. Мрачноватое место, хотя и красивое.
Возвращаемся к Кукурузеру. И надеемся, что вторая главная достопримечательность Чемала - ГЭС, - будет к нам приветливее.

Чемал-река
ГЭС находится неподалеку от Патмоса - менее километра выше по течению Катуни. Но просто так туда не проехать. Нас заставляют поставить машину на стоянку, а дальше идти пешком. Ладно, хозяин - барин. Тем паче погода замечательная, так отчего же не прогуляться?
Год постройки ГЭС - 1935-й. Она перегораживает не саму Катунь, а ее приток Чемал почти у места их слияния. Плотина небольшая, сбрасывает воду в четыре потока, но шумит и бурлит по-взрослому. И наверняка умеет бурлить еще громче, только осенью водохранилище спущено и напоминает, скорее, широкую лужу, местами заросшую водорослями. Хотя, судя по отметинам на берегах, весной о ней такого не скажешь.
Вдоль берега сооружены экстремальные и водные аттракционы, а также причалы для лодок. Но лето позади, турсезон на исходе и всё это закрыто. Большинство кафе и ларьков - тоже. Лишь наиболее самоотверженные из них продолжают работать, поэтому недостатка в сувенирах, лекарственных травах и мёде здесь пока нет.


В деньгах счастье
Мы подозреваем, что чем дальше уйдем от автостоянки, тем цены в ларьках будут ниже. Держим нос по ветру и все равно, не зная местности, допускаем финансово-тактическую ошибку. Мелкую, но досадную.
Для того, чтобы попасть на плотину, нужен билет. Но для того, чтобы пройти на берег Чемала ниже ГЭС, платить не требуется. Для этого надо свернуть налево на развилке, где одна дорога идет к кассе, а вторая, через торговые ряды, прямиком к Чемалу и Катуни.
Никаких указателей коварные хозяева нам не оставили (или намеренно сняли их, когда поток туристов стал иссякать). И мы, наивные простаки, отдаем по сто пятьдесят рублей с носа за проход туда, куда могли попасть совершенно бесплатно.
Нет, с одной стороны всё по-честному. По билетам нас пускают на саму плотину и мы, любуясь ее водопадами, пересекаем реку. Обидно другое: если бы мы бесплатно перешли реку по подвесному мосту, то затем просто дошли бы до плотины по противоположному берегу. На нее бы уже не попали - там дежурит охранник, - но стоя от нее в пяти шагах, глядели бы на ту же картину, какую посмотрели, купив билет.
Не поленюсь повторить: разведка местности имеет стратегическое значение. И избавляет от ненужных трат, следует добавить.
Спускаемся на другой берег. Торопиться некуда. Созерцаем бурлящую воду и рыбака, который, устроившись почти у самой плотины, ловит рыбку в... чуть не написал «в мутной воде». Нет, бурный Чемал все равно остается чистым. И течет по руслу еще двести метров, после чего впадает в Катунь. Там его струя некоторое время еще сохраняет прозрачность, но в конце концов растворяется в голубой катунской мути.
За плотиной тропинка разбегается в разные стороны. А у нас разбегаются глаза - куда податься? Но нам, как тому витязю на распутье, местные камни ультиматумов не ставят. Мы вольные люди, хотя идти к лужеобразному водохранилищу неохота, пускай в нем фотогенично отражаются горы. Поэтому топаем к устью Чемала, благо отсюда заметно, что виды там ничуть не хуже.


На том бережочке
Не хуже? Тамошние виды оказываются даже лучше!
Слияние Чемала и Катуни - одно из тех грандиозных мест, где можно бродить часами, ничего не делая и просто таращась по сторонам. Глянешь налево - один пейзаж, глянешь направо - другой, задерешь голову вверх - третий. Даже неказистый сарайчик на берегу, и тот кажется по-своему живописным.
Жарко, но с реки веет прохладой, а сама она уже не беснуется и ревет, как на плотине, а лишь умиротворенно шумит. Идущие за нами туристы тоже разбредаются по берегу с такими же восхищенными, как у нас, физиономиями.
- Эх, надо было прихватить с собой мясо, стащить в усадьбе мангал и забабахать тут пикничок, - сокрушается Иван, хотя и понимает, что за разжигание огня в заповедном месте нам сразу забабахали бы штраф.
Я не выдерживаю: разуваюсь, закатываю штаны и лезу в воду. Она не теплая, но терпимая. Правда, это на мелководье. А на стремнине, надо думать, я бы уже не улыбался, а орал бы от холода.


Козлы тут не ходят
На север вдоль берега по склону горы идет так называемая Козья тропа. Она и впрямь головокружительная. По крайней мере, на крутых ее участках лучше не спотыкаться - перил там не предусмотрено.
Этой тропой мы можем вернуться на Патмос, но нам туда не надо. Вряд ли после нашего ухода монахи, облегченно вздохнув, сказали «Ну слава Богу, мы спровадили этих троих!» и снова открыли мост на остров.
- Прогуляемся хотя бы дотуда. - Я указываю на смотровую площадку. Она оборудована там, где тропа достигает наивысшей точки на склоне - гораздо выше стоящих у подножия горы опор ЛЭП.
Но прежде чем ступить на Козью тропу, надо пройти сквозь нагромождение дощатых сарайчиков, являющих собой торговые лавки. Проход между ними узкий и извилистый, а большинство лавок заколочено фанерой - видимо, до нового турсезона. Тем не менее в оставшихся еще полным-полно сувениров. И судя по выцветшему, потертому виду некоторых, они лежат на прилавках не первый год.
Именно здесь Денис покупает жене подарок - шкатулку из полированного серпентина, он же змеевик-камень. Этот минерал не столь драгоценный, как малахит, но тоже приятен глазу. И вдобавок, по сравнению с малахитом, недорогой.
- Сувениры из змеевика надо покупать не жене, а теще, - возражает Иван. Хотя, чего уж там, шкатулка красивая и стоит раза в два дешевле той серебряной ложечки с Патмоса.
Пыхтя, добираемся до площадки, откуда открывается еще более масштабная и захватывающая панорама. Фотографируем и ее, и пролетающий над рекой вертолет, такой миниатюрный на фоне гор. Кажется, пилот демонстрирует нам средний палец, но на фотографии этого не разглядеть.



Смело, товарищи, в ногу
Спускаемся обратно и продолжаем бесцельно слоняться по берегу. Не доверяя местному Интернету, покупаем в сувенирной лавке карту Горного Алтая с отмеченными на ней достопримечательностями. Затем пересекаем Чемал в обратном направлении, только уже по бесплатному мосту.
Мы с Денисом нечаянно раскачиваем его, поэтому идущий за нами Иван продвигается семенящими шагами, держась обеими руками за поручни. Это не мешает ему читать нам лекцию о том, почему нельзя ходить в ногу по шатким мостам. Хорошо, что Ивана не слышат наши соседки-библиотекарши, ибо в его научно-популярной лекции популярных слов гораздо больше, чем научных.


Следствие ведут простаки
Миновав холм, оккупированный любителями кемпинга, вновь спускаемся к Катуни. Только теперь выше места впадения Чемала.
Этот берег заливной: широкий, каменистый, с торчащими повсюду скалами - от небольших и голых до огромных, величиной с трехэтажный дом, и заросших соснами. Между последними тоже был когда-то подвешен мост, но нынче он сломан; в 2014-м его повредило наводнение.
На скалах видны отметины, докуда Катунь разливается в половодье. Впечатляет. И осенью речка выглядит суровой, а весной ей и вовсе палец в рот не клади.
Наконец-то решаем загадку странного цвета воды. Находим камень схожего оттенка - кажется, это известняк. А может, песчаник. Долбим его галькой, и он легко крошится в серо-голубой порошок. Вот и весь секрет. Просто осенью (из-за погоды, ледников или по иным причинам) концентрация «голубой» пыли в реке возрастает, что радует глаз и туристам, и фотографам.



Водобоязнь
Солнце печет не по-осеннему и хочется искупаться. У подножия огромной скалы натыкаемся на заводь с песчаным пляжем. В нее захлестывают волны от ближайшего порога, отчего здесь даже есть прибой! Как мило. Вот только дна не видать, а прощупать его можно разве что ногами.
Задача несложная, да только нет желающих нырять в холодную неизвестность. Стремнина тоже отпугивает - близковато она к заводи. В итоге соглашаемся, что в действительности не так уж и жарко. И что незачем лезть в воду, не зная броду, да еще там, где отвратительная мобильная связь.


Мёд-пиво пил...
Похвалив себя за благоразумие, выдвигаемся в обратный путь. По дороге к машине покупаем сувениры и подарки. Включая медовуху, которую в Чемале продают в литровых пластиковых бутылках в форме женщины. Не голой, зато безголовой. Интересно, что на сей счет сказали бы феминистки? Или их в эти края не заносит?
На первый взгляд кажется, что медовуха разлита в фигурные бутылки из-под шампуня, но это не так. Подобная тара есть у всех виденных нами на Чемальском тракте мёдоторговцев - не иначе, она делается для них специально. Загадочная традиция, чьи корни покрыты мраком.
Отказавшись от предложения купить компакт-диски с шаманским горловым пением, садимся в Кукурузер и возвращаемся в усадьбу обедать вчерашними антрекотами. По пути заезжаем в центр за пивом.


ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
Tags: Простаки на Алтае
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments