February 25th, 2018

Простаки на Алтае, день четвертый

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

День четвертый

Туманы мои, растуманы
Фантазия у нас небогатая. Отказавшись от похода в музей, решаем отправиться вчерашней дорогой еще дальше на юг. Мимо Еланды, в сторону Куюса. Дорога там уже не асфальтовая, но это еще лучше. Хуже дорога - меньше машин, меньше машин - меньше народу, а чем меньше народу, тем приятнее виды и фотоснимки.
Утро снова хмурое, но только не для нас. Миновав уже неинтересную нам штольню за Еландой, дальше едем не спеша, часто останавливаясь и наслаждаясь пейзажами. Днем такого Алтая, как сейчас, не бывает. Туман все время движется, и виды одних и тех же гор меняются за считанные минуты.
Разглядывать, что прячется за белой пеленой, тоже занятно. Незнакомая гора в тумане столь же загадочна, как красивая женщина за плотной вуалью. Однако через час выглядывает солнце, наши «красавицы» сбрасывают туманные вуали и теперь позируют нам безо всякого стеснения. Почему бы и нет, раз они могут себе это позволить.
Не знаю, к какой категории отнести наш туризм, и я в конце концов обзываю его медитативным. Дух истинной свободы: иди, куда хочешь, делай, что хочешь - само собой, в рамках закона. А не хочешь никуда идти - садись на камень и рассуждай о вечном, созерцая вечные горы. Они повидали Ледниковый период и тебя-то уж точно переживут не на одно тысячелетие.



Клуб скалолазов имени отца Федора
За Еландой дорога какое-то время идет в восточном направлении, и там мы обнаруживаем еще одну пещеру. На сей раз обычную, не окультуренную и без билетной кассы. Как и пещера шамана в Че-Чкыше, эта дырка тоже располагается высоковато, и к ней надо подниматься по крутой тропе. Так почему бы не сходить, тем более, что мы еще не устали и полны энергии.
Вблизи пещера оказывается интереснее, чем при взгляде с дороги. Перед входом в нее образовались естественная арка и терраска с нависающим над ней скальным козырьком. Монументально! Кабы не вездесущие осквернители, что годами пакостили на арке и в пещере, она могла бы стать отличной натурой для исторического или фантастического кино. Какие-нибудь питекантропы или эльфы с луками смотрелись бы тут вполне органично.
Сама пещера неглубока, с низким потолком, а на последних метрах и вовсе сужается. Свет фонарика добивает до ее конца, но Денис все равно садится на корточки и идет вприсядку утолять свое спелеологическое любопытство (неудобно, но ползать на коленках слишком грязно). На это ему хватает пары минут, поскольку смотреть в пещере особо не на что. Художники в эпоху неолита здесь не жили, и среди вандалов таких не нашлось.
Однако когда мы собираемся возвращаться, тут-то горы и показывают нам всё свое коварство. То самое, жертвой которого стал ильфо-петровский отец Федор.
Дело в том, что последние метры до арки надо взбираться по гладкой скале, где почти нет уступов. Их хватает, чтобы подняться наверх, но вот при спуске ноги внезапно оказываются на предательски скользкой поверхности. Где стоит потерять равновесие, и ты покатишься кубарем к подножию не по мягкой травке, а по острым камням. Метров двадцать, а то и больше.
Денис, чья скалолазная хватка давно всем очевидна, спускается без проблем даже в босоножках. А я уже мешкаю. Согласен, полезно для остроты ощущений побыть иногда в шкуре укравшего колбасу отца Федора. И все же шутки шутками, а камни внизу отнюдь не бутафорские, о чем я помню ежесекундно.
После коротких раздумий нахожу-таки способ перебраться через ловушку с минимальным риском, хотя и с некоторой утратой гордости. Но других свидетелей кроме Дениса и Ивана поблизости нет, и я сползаю по скале на заднице, благо та - не задница, а скала, - достаточно гладкая и чистая.
- Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены, - бормочу я, спускаясь в стиле уже не отца Федора (сам он, помнится, на это так и не отважился), а Человека-паука. Естественно, с поправкой на мою медлительность, избыточный вес и неумение стрелять паутиной из рук.
Иван испытывает те же трудности, что и я. Но мой «супергеройский» метод их преодоления ему не по нраву. Поэтому он идет своим путем - спускается на четвереньках. Медленно, но верно - единственно правильная тактика скалолазания в нашем не слишком молодом возрасте.
Денис тем временем убегает куда-то наверх по тропке, что не заканчивается у пещеры. Идем за ним, надеясь, что больше не угодим ни в какую ловушку.
Дальше по тропе есть еще пещеры, такие же карликовые, только их туристы посещают заметно реже. Оно и понятно - здесь уже нет той «киногеничности», что в пещере с аркой и террасой. Это - обычные дырки с растущим вокруг кустарником, хотя Денис не упускает шанс сунуть нос и в них. После чего поднимается еще выше, на соседний утес.
Иван машет рукой - да ну вас на фиг! - и ковыляет вниз, но я все же добираюсь до того утеса. Где топчусь минут пять, глядя, как не ищущий легких путей Денис спускается уже не по тропе, а по склону, перебираясь с уступа на уступ. Завидую, что не могу так же. Поэтому возвращаюсь к машине проверенной дорогой. Не спеша и глядя под ноги - споткнуться или подвернуть лодыжку здесь проще простого.



Collapse )

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...