February 16th, 2018

Простаки на Алтае, день второй.

Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.

День второй


Непрощенные
Денис и Иван привыкли рано вставать на работу и не изменяют этой привычке даже в отпуске. Я вынужден приноравливаться к их режиму дня, что, в принципе, несложно. Тем более голова наутро свежая и похмелья не ощущается - спасибо опять-таки кристально-чистому воздуху.
Пока завтракаем, нарываемся на критику от соседей - двух интеллигентных женщин предпенсионного возраста. По их мнению, в нашей вчерашней культурной беседе было многовато нецензурной брани. Она коробила их нежный слух и нарушала вечернюю гармонию усадьбы.
Упрёк отчасти справедливый. С другой стороны, обвинять программиста, железнодорожника и писателя в том, что они - о ужас! - порой матерятся, это все равно, что обвинять Катунь в том, что она шумит на порогах. Мы - люди вредных профессий, у нас без мата повышается давление и начинается нервный тик. Опять же, что, по-вашему, должен говорить программист, глядя на здешний Интернет?
В общем, не отнекиваемся, но и не извиняемся, ибо не за что. В конце концов, постояльцев с детьми в усадьбе нет, а пьяные песни мы не орали, голыми под луной не танцевали, да и ругались вполголоса, чего уж там.
- Библиотекарши, что ли? - высказываю я догадку, когда женщины с недовольным видом удаляются. - На какой еще работе можно заполучить такую аллергию на бранную речь?
- Согрешили мы, и значит пора покаяться, - рассуждает Иван. - А посему перво-наперво едем на остров Патмос. Грехи замаливать.
Это он шутит, разумеется. Верующих среди нас нет, но взглянуть на главную местную достопримечательность мы не прочь. Тем более туда пускают всех без разбору, даже отпетых матерщинников вроде нас.
Алтайский Патмос (есть еще греческий остров с таким именем) - это христианская святыня со сложной историей и своими легендами. От монастыря на берегу к острову с храмом идет одна дорога - через подвесной мост. Иначе попасть на эту торчащую посреди реки скалу нельзя. Ну если только вы не дельтапланерист и не спецназовец, умеющий высаживаться из воды на отвесные каменные обрывы. Но тогда у вас возникнет другая проблема. Патмос охраняют люди в военных кителях и штанах с широкими лампасами. Видимо, казаки, только почему-то без нагаек и шашек.
Мы - люди исключительно мирные и решаем войти к гостеприимным монахам законным путем. Однако не тут-то было. Еще на подходе к монастырю слышим подозрительный грохот. А когда спускаемся по дощатым настилам к мосту, выясняем, что тот закрыт на ремонт до конца сентября.
Действительно, на острове копошится бригада рабочих. Они вгрызаются отбойными молотками в камень, не то демонтируя мостовые опоры, не то укрепляя их.
- Не иначе, христианский бог против того, чтобы мы шлялись по его обители в это погожее утро, - ворчит Денис.
- Заметь, как сильно он подобрел с ветхозаветных времен, - отвечаю я. - Всего лишь повесил запретительную табличку с цепью. А мог ведь и мост под нами обрушить, если на то пошло.


Серебро и грязь
Почесав в затылках, решаем пойти туда, куда нас впускают.
Ворота монастыря, перед которыми припаркованы дорогие иномарки, тоже закрыты для посторонних. Зато церковная лавка - нет. Правда, ценники в ней рассчитаны явно не на всех забредающих сюда паломников. Качаю головой, разглядывая маленькую серебряную ложечку за шесть тысяч рублей. Такая же, только более искусной работы, в обычной «ювелирке» стоит раза в три дешевле. Ну да ладно, кто я такой, чтобы осуждать прейскуранты сего святого места? Все равно зашел поглазеть, а не покупать.
Спускаемся по скрипучей деревянной лестнице на маленький песчаный пляж, откуда тоже можно сфотографировать Патмос и мост.
Неширокая заводь окружена отвесными скалами. У подножия одной из них бьет из песка родничок, но пить из него как-то неохота. Возможно, в духовном плане эта часть монастырского берега тоже считается чистой, но в санитарно-гигиеническом оставляет желать лучшего. В купальный сезон пляжик явно популярен у чемальцев и туристов, но штатный уборщик за ним, похоже, не закреплен.
На это также намекает упавшая поперек пляжа, сухая сосна, до которой никому нет дела. Она наводит на философские мысли о том, что как бы ты ни цеплялся корнями за склон жизни, все равно рано или поздно грохнешься с него и больше не встанешь... М-да. Мрачноватое место, хотя и красивое.
Возвращаемся к Кукурузеру. И надеемся, что вторая главная достопримечательность Чемала - ГЭС, - будет к нам приветливее.

Collapse )

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...