February 14th, 2018

Простаки на Алтае, день первый

А не начать ли мне публикацию своих прошлогодних алтайских путевых дневников?
А запросто!




Посвящается Марку Твену, который никогда там не был. А зря.

Одно дело читать ироничные путевые заметки Марка Твена и Джерома К. Джерома о туристах-простаках и совсем другое отправиться в такой «простецкий» вояж самому. Поэтому любители серьезного туризма с распланированной культурной программой вряд ли найдут для себя в этом повествовании что-то интересное. И тем более не смогут использовать его в качестве путеводителя... А впрочем, как знать.


* Фотографии автора и других участников этого путешествия

День первый

Если гора не идет к Магомету
- Я думал, Скалистые горы будут все же малость поскалистее! - невольно цитирую я героя кинокомедии «Тупой и еще тупее», взирая из окна машины на Горно-Алтайск. Чьи окрестности, честно говоря, не слишком впечатляют даже меня, жителя лесостепи.
Впрочем, до Чемала нам ехать еще километров девяносто и есть надежда, что рано или поздно эти скалистые холмы-переростки дорастут до полноценных гор.
И верно. Скоро я уже цитирую «Айболита»: «А горы всё выше, а горы всё круче, а горы уходят...». Нет, под самые тучи они в Чемальском районе еще не уходят. Но наблюдать за ними из автомобиля уже неудобно. Приходиться высовываться из окна и задирать голову, чтобы увидеть вершины придорожных хребтов.
Нас - трое. Мы - это старые друзья: Денис, Иван и я, все - жители Тогучина, городка в Новосибирской области. Вышло так, что у Дениса и Ивана совпали отпуска, а я оказался не загружен работой. После чего возник вопрос, чем же заняться трем «благородным донам», пока теплый сентябрь не разверз над нами хляби небесные.
- Чего гадать? Поехали куда-нибудь, - предложил Иван.
Мысль была элементарная, однако небезынтересная. И она стала еще заманчивее, когда выяснилось, что никто из нас до сих пор не был в Горном Алтае. Тем более до него от нас рукой подать - километров шестьсот на юг.
В общем, бросаем все, садимся и едем. Без жен и детей, будто в старые добрые молодые годы. Благо, денисова «Тойота Лэнд Крузер» - в простонародье Кукурузер, - тоже, как всяк уважающий себя внедорожник, не прочь прокатиться по горам.
Установив на маршруте точку А, нелишне указать и Б. Хотя бы ради самоуспокоения. Нашей точкой Б становится Чемал. Конечно, пальцем в карту ткнули не наугад. Просто там успел побывать родственник Ивана - хороший повод воспользоваться чужим опытом.
Я и Денис не возражаем. Главное, чтобы в Чемале были горы. И желательно повыше. Фотографии в Интернете говорят, что с горами там полный порядок. И не только с ними - суровая алтайская речка Катунь тоже протекает через это село.
Отходящий от Чуйского тракта (Федеральная трасса Р256) Чемальский тракт весьма оживленный. Тащимся за «Камазом», груженным асфальтом, не рискуя его обогнать. Запах солярного дыма и горячего битума - совсем не то, что хочется нюхать, взирая на горы и голубую Катунь. Но из-за плотного встречного движения и извилистой дороги устраивать гонку с грузовиком как-то не тянет. Пусть лучше пострадает наше самолюбие, чем все остальное.
Кстати, осенью воды Катуни голубые в прямом смысле слова. Но не прозрачные, а с какой-то примесью. Только геологов среди нас нет, а гуглить этот вопрос нет желания - мобильная связь в горах полумертвая. Так что покамест строим догадки, с чего вдруг может поголубеть горная река. Отметая, разумеется, здешнюю мифологию, где наверняка имеется об этом красивая легенда.


«Ося и Киса здесь были»
Вторая тема для дорожных разговоров - исписанные туристами скалы. С этим на Алтае беда. Денису глядеть по сторонам некогда - он за рулем, - но любителя природы Ивана это жутко бесит. Меня - тоже, хотя я не сторонник методов, которыми Иван предлагает бороться с осквернителями гор. По-моему, сажать их на кол - все-таки перебор. Гуманнее надо быть. Достаточно отрубить им руки, ведь без рук вандалу жизнь не мила.
Но измазанные краской скалы, это полбеды. Еще один вид здешнего вандализма - причем узаконенного, - большие аляповатые вывески и рекламные щиты. Они повсюду, куда ни глянь: огромные буквы и номера телефонов на ярком фоне. Здесь это режет глаз особенно болезненно. Если сравнить алтайскую природу с красивым народным костюмом, то вся эта наружная реклама - грубые заплаты, нашитые поверх его узоров и орнаментов. Причем заплаты клоунские, ибо под ними нет никаких прорех.
Со временем плакаты выцветают, что, впрочем, не делает их менее заметными. Апогей подобного надругательства - гигантская рекламная растяжка на отвесном склоне горы прямо над Катунью. При виде сего безобразия Иван грязно ругается. И недоумевает, каким идиотам охота жить в кемпингах и отелях, откуда видна эта изуродованная гора. Разве только вандалам, приехавшим сюда с банками краски, дабы внести свою лепту в осквернение скал.


Collapse )